March 12th, 2018

cup

европейский декаданс

«Двуличный любовник», Франсуа Озон, 2017.

Прямо представляю себе, как братья (не близнецы ли?) Альтмайеры приходят к Озону и говорят:
– Слушай, Франсуа. Тут такое дело... А слабо снять фильм про эмбрионов-людоедов? Два мужика, две бабы, два кота... таксидермисты, психоаналитики, инвалиды и что-то в стиле «Чужих», чтобы живот ходуном ходил... а?
– Это что, на спор?
– Ну, на. Но с условием, чтобы попал в конкурсную программу Канн.
– Замётано.

Collapse )
cup

(no subject)

Чжан был немного историк, поэтому сразу понял, что нашел книгу. Покрутил её в руках, поразился способности предков превращать эти цепочки однотипных знакодов в нелокальное присутствие. К счастью в книге были картинки. По ним можно было многое понять. Вот Рыбоклон запустил что-то вроде бардо-эмуляции, где излишне конкретные, но симпатично персонифицированные надежды и страхи исправно делали свою работу, а Рыбоклон нервничал, и, как это раньше говорили, «рвал провода». Провода давно последовали за книгой, увы. Потом была проделана подпольная дерыбоморфная процедура, но как-то неудачно. Чжан хотел войти внутрь, ощутить на себе эту бьющуюся женственность, утраченную рыбность, обнять их всех, все эти окровавленные ошметки, что никак не могли жить вместе. Книга была раздражающе непластична. Там уже ничего нельзя было поправить. И тогда Чжан нарисовал на последней странице что-то вроде счастливого конца. Новый креостик отлично выполнил свою работу.

Collapse )