May 28th, 2018

cup

(no subject)

Чжан не носил очков. Вообще, видел отлично. Но по жизни это помогало мало. Конечно, захотев пива, он шел на кухню (зажигался свет), открывал холодильник (зажигался свет), банка пива весело поблескивала серебряным боком, рука безошибочно хватала её поперек туловища, палец дергал кольцо, и Чжан делал первый глоток. Но ведь вся эта история могла бы и присниться! Что бы тогда было с жаждой? Этот вопрос мог показаться праздным, но последнее время Чжан стал замечать, что пиво не доставляет ему никакого облегчения. И о том, что он все-таки что-то пил, говорило лишь то, что он до сих пор жив. Постепенно Чжан понял, что он и раньше не пил пива, просто весь этот спектакль проходил синхронно с настоящим утолением жажды. А теперь их пути разошлись. Тогда Чжан решил поймать невидимое. Он скрыл глаза за плотной черной повязкой, лег на диван и стал ждать. Засыпал, просыпался, ждал. Наконец жажда стала невыносимой. Не снимая повязки, Чжан пошлепал на кухню. Ощупывая углы и спотыкаясь, он наконец добрался до холодильника. Пошарил в его утробе, роняя что-то и чертыхаясь. Вскоре живительная струя полилась ему в горло. Чжан облегченно вздохнул и злобно сорвал повязку. И увидел, что держит в руке девственную банку консервированных бобов.

Collapse )