August 4th, 2018

cup

если тебе кажется, что всё под контролем

Лев Данилкин, «Ленин: Пантократор солнечных пылинок».

... в Госбанк с декретом за своей подписью – выдать «вне всяких правил и формальностей» 10 миллионов – и с наказом: «Если денег не достанете, не возвращайтесь». Угрожая Красной гвардией, которая якобы окружила здание, Пятаков, Горбунов и Оболенский выбили нужную сумму – но ее никак нельзя было распихать по карманам; пришлось одолжить у курьеров мешки, которые они и набили доверху купюрами, насилу дотащили до автомобиля – а затем сложили в кабинете у Ленина, который «принял их с таким видом, как будто иначе и быть не могло, но на самом деле остался очень доволен. В одной из соседних комнат отвели платяной шкаф под хранение первой советской казны, окружив этот шкаф полукругом из стульев и поставив часового. Так было положено начало нашему первому советскому бюджету».
Эти первые миллионы, доставшиеся после трех недель, были потрачены на канцтовары.


Collapse )
cup

враждебная протоплазма не дремлет

«На одной планете», Илья Ольшвангер, 1965.

Фильм, порекомендованный Львом Данилкиным. Заинтриговал тем, что сообщил, что Ленина в этом фильме играет Иннокентий Смоктуновский.

Посмотрел.

Ну что, название хорошее. Если не знать о чем кино, естественно предположить, что это какая-то научная фантастика. И точно. Настроение такое, будто корабль межзвездной экспедиции потерпел крушение на мертвой планете, эдакой Колеиде, пораженной космической чумой. Космонавты заметно пообтрепались, заскорузли, но не утратили веры в завтрашний день, и не только бродят по гулким переходам звездолета-смольного, но и выползают на воздух, где хоть и так же пустынно, но совсем небезопасно.

Collapse )
cup

Читая френдленту

tannenbaum: «Самые выносильщики мозга – это, конечно, не женщины, а дети».

Когда-то очень давно, что называется «в другой жизни», мне не раз приходила в голову такая мысль: «Я не смогу ни с кем жить, так наверно и придется быть одному». Казалось, что я трачу столько сил, чтобы выносить самого себя, что их явно не хватит, чтобы меня выносил кто-то еще. Не говоря уже о том, личное пространство, и тем более личное время, мне были необходимы буквально как воздух. Попытки пожить иначе заканчивались плохо. Так что я пожил с «вынесенным мозгом», хотя мне очень не нравится это выражение.

Хочется привести в пример книги Пелевина. Ну, относительно ранние, последних я не читал. Герои этих книг – всегда одни. Жизнь их, как правило, довольно насыщена, полна приключений и поисков. Они ищут себя, ну или там, так называемый смысл. Но, несмотря на увлекательность этих историй, правдоподобность философских построений и неизменный счастливый конец, герои эти остаются картонными. С этим ничего сделать нельзя, стань ты хоть сто раз буддистом или вернись с Луны. «Ах, ты, дурилка картонная» – говорили митьки. Вот-вот. Ласково так, с сожалением.

Collapse )