August 20th, 2018

cup

Play

«Игра», Рубен Эстлунд, 2011.

Нервное такое кино, взбалтывающее детские воспоминания. Хотя вражда между районами не принимала таких садо-мазохистских форм. Сделано все мастерски.

Поражает этот разрыв между легкостью, я бы даже сказал высокотехнологичностью, выписывания штрафа неплатежеспособному безбилетному ребенку и отсутствием таких же технологий по его защите. Почему бы не снабдить этих вялых детей (и не менее вялых взрослых) специальной тревожной кнопкой на телефоне, которая бы запускала стандартную процедуру преодоления затруднительных ситуаций. Вот куда бы приложить простенький искусственный интеллект! Потому что люди явно лишились своего, не способны не то что за себя постоять, но и добиться помощи от других. И когда такой «выносной разум» будет создан, люди спокойно смогут стать потребляющей протоплазмой. А пока до спокойствия еще далеко. Пока кругом рыщут эти энергичные чернокожие умники.
Collapse )
cup

(no subject)

Ден документировал красоту. Агенты лаборатории рыскали по сети и окрестностям, фильтровали и сортировали, уговаривали и заговаривали. В итоге Ден получал ограниченные права на облик, позволяющие ему любоваться, но не разрешающие делиться. И вот под объективами камер первичного увеличения сидела NH-517 и даже пробовала улыбаться. Напрасно. Улыбка ей очевидно не шла. Но работа предстояла долгая, и можно было ожидать, что лицо вскоре устанет удерживать на себе эту фальшь и станет естественно грустным. А пока Ден начал с мизинца. На следующее утро он загрузил скомпилированное изображение и окинул раскинувшийся перед ним ландшафт. Отлично. Потом вырезал крошечный фрагмент, развернул его во всю стену и вздрогнул. На него смотрело чудовище. Оно ехидно улыбалось, щуря свой бурый сморщенный глаз, бесстыдно разведя кривые тени лапок, поблескивая застывшими подтеками неизвестно чего. Внизу висела строка поиска – координаты увеличенного фрагмента. Ден взялся за микроскоп. И вот он получил детальную карту этой случайно попавшейся точки и развернул её во всю стену. Уже не так жутко, изображение напоминало экспрессивно намалеванный пейзаж. Ден снова выбрал маленький фрагмент и развернул. Это было уже ни на что не похоже, но Ден просидел целый час, блуждая взглядом по зыбким теням и изломам. На лице появилась едва уловимая улыбка, которая ему тоже не шла.

Collapse )