September 25th, 2018

cup

(no subject)

Одну и ту же мысль можно выразить по-разному. Одно и то же действие можно сделать с разным чувством. Почему люди выбирают злость и агрессию – это тайна. Тоже вот по себе сужу. Именно в таких мелочах, прикрываясь правотой, проявляется злость. Еще удивительнее, что навстречу этой злости можно выпустить... не подберу слова... не безразличие, не смирение... может быть понимание этой злости? Понимание, что человек выбирает зло по каким-то невидимым причинам, «ничего личного», что-то вроде синдрома Туретта, копролалия, непроизвольный выплеск агрессии, в чем бы она не выражалась. Иногда даже вполне корректно, но по сути да. И тут конечно нужно какое-то ментальное айкидо, умение пропустить всю эту шелуху мимо ушей и сфокусироваться на сути. Суть чаще всего справедлива. Хотя вот тоже... Наверно предполагается, что милость – это прерогатива высших сил, а нам, человекам, естественно чуть что хвататься за меч.
cup

Листая назад

В Нью-Йорке фонд Гуггенхайма собирается устроить дни российской культуры. В связи с этим, был произведен опрос среди наших граждан – какую картину нужно туда повезти, а какую ни в коем случае. Победила множественность. На первом месте оказалась «Троица» Рублева, следом опять же «Три богатыря» и «Три медведя» (или четыре – сколько их там Шишкин нарисовал?) А самой ужасной картиной оказался, понятно,Collapse )
cup

(no subject)

Жан засунул руку в карман и нащупал пару монет. Они были небольшие, потертые. Две золотые монеты. Жан шел по бульвару руки в карманы, поигрывая монетами. Ему казалось, что пальцы ощущают их блеск. Полли обещала, что пока он будет носить их с собой, воспоминания не сотрутся, останутся такими же яркими и полновесными будто это было вчера. «Пусть сотрутся монеты», – сказала она, им предстояло стать гладкими кругляшками, а Жан всегда сможет оказаться рядом с возлюбленной когда... Ну, вот в эти два мгновения, которые он решил сохранить. Но как-то раз острый ноготь Жана нащупал в кармане дыру. Он сжал монеты в ладони и поспешил домой. Там он старательно заштопал карман, а для монет подыскал маленький старушечий кошелечек. Жан по-прежнему таскал монеты с собой, только теперь они жались в кошельке и пальцы могли только нащупывать внутри что-то круглое и подвижное. И воспоминания стали какими-то другими, толстокожими, приблизительными. Но Жан знал, что они в целости и сохранности. Пока не открыл кошелек. Яркая вспышка на грязновато-коричневом фоне была как первый поцелуй, а потом пальцы нащупали два сухих листа. Жан вытащил их, и листья рассыпались в его ладони. А Полли, где она? Жан поднес ладонь к лицу и ощутил острый запах осени.

Collapse )