October 2nd, 2018

cup

(no subject)

Чжан пощелкивал ножницами. Что-то ему мешало. Только что он начертил на бумаге кривые, свивающиеся в инь и ян. Теперь их нужно было вырезать и использовать в дальнейшей работе, как шаблоны. В итоге всё должно было выглядеть нарядно – бархатная бумага, золотая кайма. Настало время разделить круг пополам, аккуратно поворачивая ножницы по плавным изгибам фигур. Чжан опустил ножницы, он не мог этого сделать. Фантазия рисовала ему огромного мастера со сверкающими звонкими инструментами, которому вздумалось разрезать его, Чжана, по какой-то неведомой ему линии, отделить светлое от темного, мужское от женского, рождающееся от умирающего. И что с того, что потом он воплотится в бархате и украсит своими чертами чей-то неведомый алтарь?

Collapse )