October 23rd, 2018

cup

сахар

lilac2012: «Красота не бывает избыточной, она бывает разной и количеством сахара не измеряется. Сахара она вообще не содержит. Если он присутствует – плохи дела».

Как-то призадумался. Для простоты отвлечемся от прочих искусств, но вот живопись. Есть ли в хорошей живописи сахар? Вроде нет, не рискнул заподозрить ни одного художника в добавлении сахара.

Ну а настоящий сахар? Помню своё знакомство с эспрессо. Ну, первый раз за границей, вообще всё как-то внове. Предложили выпить кофе, ну давай. И вот принесли эту крошечную чашечку с вязкой бурой жидкостью. Выпил, но так, на волевом усилии. Ничего кроме недоумения не испытал. Понятно, можно привыкнуть, или, говоря возвышенно – научиться, и понять в чем тут вкус, запах и цвет. Но поначалу явно несъедобно. Думаю, что если бы не сахар, кофе бы для меня не существовал. А так – люблю. И вот я думаю – сладкий ли он? Да нет. Сахар там есть, но кофе же не сахар. Это кофе, вот так хорошо, а без сахара – и не кофе вовсе. Так – культура приема кофеина. Могу понять, в водку я бы сахар сыпать не стал. Но не все же водка?
Collapse )
cup

(no subject)

Элберт был рожден для труда. Ничего иного он и не знал. Условия для работы создавали другие, а в отдыхе он не нуждался. Так и жил, пока очередной апгрейд не принес новую опцию – время. Ух, ты! Элберт остановился. То, что раньше было параметром в ходе работ и составной частью их результата, внезапно отслоилось и стало такой же самостоятельной сущностью, как Элберт. Ей нужно было как-то воспользоваться. Или она собиралась использовать его? Но работу пока никто не отменял, и Элберт с облегчением отвлекся от нового, чтобы доделать начатое. А время присело в сторонке и стало ждать. Ну и дождалось. Элберт по неопытности выставил на субъективном таймере такое огромное число, что времени у него оказалось... тут и не передашь. В общем, таймер еще не отщелкал и десятитысячной доли отпуска, а Элберт чего только не перепробовал. Прочитал все книги и просмотрел все фильмы, нарисовал всю музыку и сыграл все картины, пропутешествовал через все сны во все страны... Осталось только молиться, чтобы хоть кто-то заглянул в его процесс и увидел как он, бедный, мучается. Но никто не зашел. И тогда Элберт решил поработать. Задание было получать неоткуда, но в труде главное было не это, главное был долг. Небольшая автопрошивка, и вот уже крошечная часть Элбетра маркирует процессы пульсацией «должен». Причем в таком объеме, что до конца времени пожалуй и не успеть.

Collapse )