November 6th, 2018

cup

(no subject)

Феликс смеялся в одиночестве. На людях, когда улыбка пыталась выползти на лицо, он усилием воли загонял её обратно. Феликсу казалось, что он превращается в какой-то нелепый «смайлик», компрометирующий и его самого, и его мудрость. Люди должны видеть лишь четкие формулировки, не допускающие хихиканья и намеков на то, что всё это несерьезно. Но смех жил в нем и искал всевозможные лазейки. Один раз Феликс рассмеялся в общественном туалете, надеясь на то, что ему удалось уединиться. И тут же из дальнего угла донеслись ответные хлюпающие звуки, и кто-то нараспев продекламировал хрестоматийное: «Я смотрю в унитаз, хохоча – у меня голубая моча!» Феликс замер, обливаясь потом, и потом еще долго не мог выйти из кабинки. А смех, будто почувствовав слабину, стал прорываться всё чаще, иногда разрастаясь до хохота. Выступая на конференции «Интеракционистский дуализм и антропологическая иллюстративность» Феликс, загружая очередной слайд, увидел вместо когнитивно-казуального комикса странный демотиватор, слепленный из фотки ветхого деревенского сортира, на крыше которого сидело не меньше десятка няшных котиков. «С коты!» – подумал Феликс и зашипел от рвущегося смеха.

Collapse )