November 24th, 2018

cup

руины

Интересно, сколько человек, читавший «Золотой Храм», хотело(ли?), чтобы его все-таки сожгли. Да и сам Мисима, хотел ли он этого?

Слово «хотело» выглядит довольно странно. Как только появляется неопределенность в том, кто хочет, то род сразу становится средним. Желание остается, независимо от того, есть кому желать или нет. И проступает это «Оно», которое хотело, хочет и будет, по всей видимости, хотеть всегда.

Collapse )