January 21st, 2019

cup

(no subject)

Мишель не ощущал тяги к людям, скорее они его отталкивали. Казалось, что он подобен элементарной частице с электрическим зарядом третьего вида – который отталкивается и от положительных, и от отрицательных. Одноименный со всеми. Да, точно. Он так ясно видел, что похож на всех, ничем не выделенный, такой же. И это чувство переполняло его иррациональным упрямством – Мишель непроизвольно сворачивал на боковые пустынные улочки, подальше от проторенных троп, от многолюдных проспектов. Хороший и плохой, скучный и веселый, смелый и трусливый. Мишель хотел найти в себе свойство, которое отделило бы его от других, но это было лишь желание избежать встречи, уклониться, пройти стороной. Мона постоянно твердила ему, что так нельзя, что он совсем очумел, стал отшельником, почти бомжом. Да, Мишель уже не знал, где его дом. Блудный Мишель! Не за счастьем отправился он в это дальнее путешествие. Он знал, что счастье любит шум и толчею, оно там, где люди трутся друг о друга, говорят без умолку, плачут и смеются взахлеб. Но, даже засыпая, Мишель представлял окоп среди заснеженного поля, небольшой костерок или буржуйку, котелок с кипятком, пару бутербродов. И масляно тускнеющий ствол станкового пулемета, нацеленного на горизонт.

Collapse )