January 27th, 2019

cup

в тело индейского вождя

Как это там… «Любимый герой романа "Война и мир"», такой что ли была тема сочинения? Что-то вроде. Пришлось писать. Можно было бы ответить в два слова «таких нет». Но в итоге писал про Пьера, как про наименьшее зло. Сейчас подумал, что можно было написать про автора, про эти его постоянные ремарки, взгляды свысока. Про его незримое присутствие. Но тогда такие мысли в голову не приходили. И уж точно этим «любимым героем» не был Андрей Болконский. Но вот прошло столько лет, и он мне кажется гораздо симпатичнее.

«… То он с злобой думал о том, с каким бы удовольствием он увидал испуг этого маленького, слабого и гордого человечка под его пистолетом, то он с удивлением чувствовал, что из всех людей, которых он знал, никого бы он столько не желал иметь своим другом, как этого ненавидимого им адъютантика».

Подумал о том, что Андрею Болконскому просто не повезло.Collapse )
cup

Листая назад

... Е. наверно действительно хочется, чтобы от нее, наконец, отстали. Это мы вчера посоветовали ей поучить историю, и она, эта история, ну никак не хотела укладываться в её голову. Как обычно бывает в таких случаях, слово за слово, история были низведена до каких-то совершенно общих вопросов, требующих для своего решения хоть какого-то умственного напряжения. Напрягать ум не получалось.

Невольно вспоминаю нашего школьного учителя английского. Вот кто действовал разумно. Формальные жесткие требования к знанию предмета сочетались у него с любовью к отвлеченным разговорам. И хотя он в ходе этих разговоров и пытался задавать какие-то вопросы, ответов не требовал. А слушали его с интересом, т.к. рассказывал всякие нетипичные для учителей вещи, Но – и это, пожалуй, главное: всё это происходило на уроке. То есть вместо урока. Это уже само по себе было счастьем. И тут уж можно было слушать что угодно.

Collapse )
cup

Possible Worlds

«Возможные миры», Робер Лепаж, 2000.

Его «Обратная сторона Луны» была конечно покруче. А тут так… Неплохо, когда в сюжет вплетается фантастика, она создает дополнительное измерение, мир становится немного просторнее, и в него удается запихнуть то, что в обычный не лезет или нужно как-то уж хитро изворачиваться. Но когда одна фантастика – кино неизбежно получается одномерным.Collapse )