February 26th, 2019

cup

с нужной точки

Думал купить последний роман Пелевина (чуть было не взял его фамилию в кавычки), подержал в руках и поставил на полку. Появилось какое-то неприятное чувство, как у человека, которого решили развести, а он хоть и понимает это, а всё-таки ведется. Не смог купить, нет. Может быть в другой раз, под другое настроение.

Читаю «Дон Кихота». Про инопланетян было бы понятнее. Особенно мешает интонация автора. Ну, эта нескрываемая ирония. Когда сталкиваешься с каким-то странным поведением, причем таким, в которое нужно всмотреться, вжиться, принять не только как возможное, но и достойное, неплохо бы иметь внешнюю поддержку. Того, кто уже это осознал, поверил в это, и теперь видит происходящее с нужной точки, показывает пальцем в нужном направлении. А тут, видишь только внешнюю нелепую возню, да еще под смешки автора…Collapse )
cup

(no subject)

Гомес составлял отчет о поражении. Смысла в этом было немного, поражение отчасти в том и заключалось, что отчета у него больше никто не требовал. Битвы бушевали теперь где-то вдали, о них напоминали тусклые отблески на тяжело провисших тучах и равномерный низкочастотный гул. Гомес и остатки его батальона обживали оставленные землянки, варили похлебку из коры, обматывали проволокой валенки. Всем нашлось дело. Но Гомесу этого было мало. Он уползал подальше от линии окопов, находил разлетевшиеся обрывки вражеских агитационных листовок, срезал лезвием полоску угля с обгоревших бревен блиндажа и писал. «... не в силах слить в себе интеллигибельное и интеллектуальное, как комическая эманация всей ноуменальной сферы... не в состоянии жить в течение всей вечности мирно, покойно и блаженно, тем более, если переходить к рассмотрению эманации... так, вступая в материальный мир, мы сталкиваемся необходимостью отделять и отрывать одно разумное от другого разумного...» И поражение уже не казалось ему таким горьким. Может быть, эта тонкая стопка листков придавленная комком глины еще найдет своего читателя.

Collapse )