March 4th, 2019

cup

(no subject)

Мэл выбирал между космосом внешним и внутренним. Внутренний напоминал устройством механические часы, и был так же привычен и незатейлив как их тиканье. Конечно, одна шестерёнка зацеплялась за другую, колесики проворачивались, пружина давила, стрелки что-то там показывали. Но что это за разговор – между колесами, что вцепились друг в друга зубами? Хотелось наконец простора и чего-то необычного. И Мэл приглядел себе звездолет поуютней, расположился в кресле, полюбовался миганием многочисленных лампочек и надавил на газ. Вывалился в гиперпространство, покувыркался в состоянии дезориентации, а когда навигатор выбрал подходящий портал, сошел в районе Альдебарана. Скафандр чуть-чуть жал, но Мэл хотел пройтись. Трасса оказалась оживленной, там и тут виднелись звездные системы, приглашающие зайти и пропустить пару стаканчиков. Мэл направился к желтоватой печальной звезде с тремя не первой молодости планетами. У стойки кто-то стоял. Или лежал? Или растекался? Мэл сделал заказ и, ни к кому персонально не обращаясь, сказал: «Я как камень лежал, я закрытием был околдован, но теперь я в пути, я раскрытием к небу расцвел...» Соседняя клякса еще чуть растеклась. Тогда Мэл зашел с другого конца: «Прикиньте, друзья! Только я настроил свой калькулятор, как не далее как сегодня утром он снова стал глючить и пугать меня черным экраном! Не слышали, что в ваших краях с такими делают?» С потолка посыпались кристаллы похожие на перхоть, и Мэл понял, что это и был ответ. «Эх, – подумал Мэл, – видать я снова разговариваю сам с собой».

Collapse )