May 2nd, 2019

cup

семейная комедия

Посмотрели документальное кино про Георгия Гачева.

Вот как раз по поводу «других».

Смотрю я на него, на Гачева, и вижу, что и сам по себе он мне не больно нравится, ну просто визуально, лицо там и прочее. И занимается непонятными мне и малоинтересными делами. И слова использует какие-то неприятные, вымученные. И жизнь ведет совсем на меня не похожую. И т.д., и т.п. Совсем другой тип, инопланетный. А всё равно интересно. И кажется симпатичным и он сам, и его семья. История тоже классная. Несколько замкнутая, литературная… из-за этой финальной с цены с электричкой. Без этого эффект был бы наверно не тот. Но про кашу хорошо. И про разрезание ножницами платьев. Вообще, присмотришься, и в некоторых узловых точках даже и похоже выходит. Видно, что конструкция жизни, несмотря на явные отличия в оформлении, в своей основе подобна.

«… он довольно быстро вышел к этой своей манере письма. Что это за манера? Он писал собственно один текст. Вот он вставал. Он мог написать о том как он встал, о том какие птички поют, какую музыку он услышал, и что по этому поводу он думает. Потом в это вторгался тот предмет, о котором он в это время думает. Допустим, Декарт. Зимой с Декартом. Писал зимой в деревне. Тут к нему приходит какой-то дед. И с этим дедом у него идет разговор, и он его тоже записывает. То есть у него идет нерасчлененный поток текста. В который входит всё.

– Мною как бы бытие ставит эксперимент. А я записываю. И вот каждый день какие-то уразумения, умозрения. Как секретарь. Как штурман, который ведет судовой журнал по бытию. Вот идет мое плавание, а я записываю
».
(Гачев Георгий и Семенова Светлана. Семейная комедия)

Collapse )
cup

А для жизни у тебя такого нет?

«Внутренняя красота, о которой говорила учительница, имела хождение, но спрос на нее был примерно такой же, как на елки после Нового года.

… сделать себя «красивее» было почти невозможно
».
(Виктор Пелевин, «Тайные виды на гору Фудзи»)

Рассуждать про красоту формы СС можно только пока люди в этой форме не вышагивают по твоей деревне. Можно романтизировать смерть, но это пока она не подошла поближе, и тут (как удачно подмечено) «смерть груба и грязна, она приходит с целым мешком отвратительных инструментов». С красотой внешней и внутренней та же фигня. Рассуждать про внешнюю и внутреннюю красоту можно только пока с этой красотой не сталкивался. А уж если столкнулся, то делить её на внутреннюю и внешнюю даже в голову не придет.

При этом второе замечание, про то, что нельзя себя сделать красивее почти про это. У Пелевина всегда так. Моменты попадания сменяются долгими полосами унылой туфты.

И местами да, смешно. Но смех тоже такой, невеселый:

Collapse )