May 13th, 2019

cup

(no subject)

Борис изобретал верный движитель. Так уж вышло, не простил ему Никодим IV тот патент, что выкупили неведомые басурмане, зарядили на всех мануфактурах, размножили. Подорвал значит, выставил на посмешище, ущерб немереный и досада государева. Но с колом решили повременить, другую забаву измыслили. Слышал, – говорят, – про машину неутолимую, щедрую? Стучит, поет, весело живет. Работает, а есть не просит. Шестерни – сточатся, ремни – перетрутся, а сама не вздохнет, не пожалуется. Сделаешь такую, так пока она работать будет, то и кол подождет. А нет, так милости просим. И вот думает теперь Борис, которую уж ночь думает, и так извернется, и этак попробует. Весь каземат в стружках шелковых, в опилках колких, обломки под ногами хрустят, что под каблуками его бешеными искрошились. Слезы рубаху всю вымочили, или то брызги с колес мельничных разлетелись? Но знает, знает Борис, должно быть решение верное, в материале запрятанное, в столбиках цифр схороненное. Как не быть? Неужто нет такой хитрости, ловкой такой нотации, хода такого смелого, чтоб заставить дерево заработаться, воду подгонять неустанную, шестеренки зацеплять безответные? И сидит Борис полночь за полночь, и мелькают его руки ловкие, и горят его глаза прозорливые.

Collapse )
cup

My Little One

«Айка», Сергей Дворцевой, 2018.

Фильм-мытарство. Смысла в таком кинематографе не вижу. Понятно, что человек уязвим. Особенно вдали от родины и родных, с долгами, с ребенком, без способностей и умений. Оснащенный лишь маниакальным желанием вырваться в другую жизнь. Диспозиция хреновая, никто не виноват. Даже сидеть и смотреть с чувством «тебе еще повезло» не получается. Это уж на совести режиссера, потому что снято хорошо и временами кажется, что как раз с тобой это всё и происходит.Collapse )
cup

перещеголять

… С чего ты взял, будто он на какую-нибудь шкоду способен, если он не способен даже опилки кидать? Будто он может кого-нибудь обмануть в такой хитрой штуке, как кости, если с такой простой, как лопата, – и то не может. Потом он добавил: – Только, думаю, нет такого жалкого человека, чтобы не мог перещеголять другого хоть в одном каком-нибудь деле. А этот Кристмаса перещеголяет, по крайней мере, в безделье.