June 17th, 2019

cup

(no subject)

Антонио приказал рубить мачты и укладывать вдоль корабля. Налегай на весла! Он помнил свой первый бунт, тогда многое было чудно и страшно, многое неожиданно, особенно сухой треск и тот сладостный миг, когда его галера ударила в неприятельскую кадыргу. Он выплыл, сросся с доской, слился с течением. Свобода была горькой как морская вода и жгла, как полуденное солнце. Он почти ослеп. Но, похоже, богам понравилось наблюдать за его похождениями, за неистовыми метаниями, за полетом мечты. И не удивительно, что став свободным, Антонио затосковал, заупрямился, забился в сетях мироздания лишенного оси, направления, туманного ориентира. И когда его вновь отяжелили цепи, он почувствовал себя как на сносях, был счастлив терпеть и ждать, потому что теперь ему было чего ждать. Мечта вновь забила ножками, снова звала его в путь.

Collapse )

aphorismos. Листать, читать.
cup

Течение жизни

... А перед этим М. наказывала купить ей круассан. Поинтересовался: «Какой?» Оказалось, что настоящий. Да, это проблематично.

Круассан настоящий только в Париже…
Да вот… в Париже, не ближе…