July 6th, 2019

cup

Русская литература

... попытался читать Бабеля, ни разу до этого не пробовал. Ну чего... так себе книжка. Вот интересно, по плотности метафор и вообще по отношению к слову оч. похоже на Олешу. Но то, что у Олеши получается очень мило и как-то к месту, тут непрерывно злит. С чем бы это может быть связано?Collapse )
cup

Листая назад

Рассказывал сегодня М. про Монтессори, про то, как я это дело понимаю после прочтения статьи в Википедии. Потом пытался вспомнить с чего бы это я начал искать эту статью. И тут понял – после прочтения вот этого:

«… В 1939 году Мари Тюдор, аспирантка университета в Айове, начала экспериментировать с местными сиротами. Она рассказывала детям, что у них есть признаки заикания и чтобы избавиться от заикания они должны, прежде всего, осознать это, запинаясь снова и снова. Проверялась теория «Диагноз провоцирует болезнь». Многие дети действительно начали сильно заикаться.

Через шестьдесят лет Мари получила письмо от одного из этих сирот: «Вы разрушили мою жизнь. Я мог бы стать ученым, археологом, даже президентом. Вместо этого я стал жалким заикой. Дети смеялись надо мной, и я постоянно чувствовал себя идиотом. Я и по сей день сторонюсь людей».

Конечно, мне не нравилось то, что я делала с детьми – говорила Мари – Сегодня я, наверное, отказалась бы. Но тогда я просто делала то, что мне сказали. Это была моя работа. И я ее сделала
…»

А про Монтессори в частности говорилось, что «… Монтессори ожидает от взрослого, напротив, «внутренней перефокусировки», ведущей к тому, что взрослый в общении с ребенком думает не о себе, а о ребенке и его будущем...»

Про внутреннюю перефокусировку – это хорошо. Остальное – какая-то педагогическая паранойя. Ребенок – это не деталь, которую педагог делает. И не потому что это аморально, а потому что это невозможно. И думать педагог должен и не о себе, и не о ребенке, а о ситуации вцелом.

Collapse )