July 23rd, 2019

cup

боковые тропки

Вот Том Стоппард придумал развернутые судьбы для Розенкранца&Гильденстерна. Все это конечно мило и даже интересно, но не очень. Ну, в рамках понимания диспозиции Гамлета. Кем бы они ни были, ситуация не сильно изменится. А вот бы тот же самый прием применить в «Преступлении и наказании»!

Написать ту же историю, но с точки зрения Старухи-процентщицы. Так чтобы начиналась с самого её детства, а удар по голове топором был бы финалом. Там где у Раскольникова все только начинается, у неё был бы конец. Но это уже был бы не статист, а живое существо. Может быть, оно само было бы себе настолько отвратительно, что удар топором оказался хоть и страшным, но избавлением от себя. Или эта Старуха в самом деле была воплощением зла, и Раскольников избавил от него мир. Или она совсем не была такой уж ужасной, просто «дошла до жизни такой», а в чем-то была все тем же хорошеньким ребенком как прежде, и вместе с жадной старухой, Раскольников прибил и его? И т.д. и т.п. Если каждый вариант был бы написан столь же убедительно как «Преступление и наказание», то поступок Раскольникова стал бы очень странным, некой суперпозицией вариантов. В одном случае он остался бы жертвой своего «внутреннего мира», в другом воспринимался как слепой дурак, не видящий, какое зло он сотворил. А если бы вдруг смог увидеть в Старухе настоящее зло, то может быть и не мучился бы так, типа на войне как на войне. Убил, потому что должен был убить.

Collapse )