April 23rd, 2020

cup

Листая назад

Об искусстве как о форме жизни. По некоторым общим свойствам произведение искусства больше всего похоже на вирус. Пока оно не взаимодействует с человеческим умом, оно вполне мертво. Но, попав в него, иногда оживает.

Для простоты рассуждений возьмем рассказ. Текст, в процессе чтения, внедряется в ум (аналогично проникновению вируса сквозь клеточную мембрану) и захватывает его, так что тот начинает производить не «собственную продукцию» – обрабатывать сигналы от органов чувств, мечтать, решать и т.п., а становится собственно рассказом – ожившим текстом. Симптомы в целом одинаковые, но у каждого ума со своими специфическими отличиями. Причем не все умы уязвимы для данного рассказа – для некоторых он «неинтересен». Может быть и аналог прививки – когда вместо чтения пересказали фабулу, и читать стало незачем. Рассказом можно заразить, возможно, от него можно даже умереть, если он превратился в навязчивую идею и прямо или косвенно способствовал смерти ума. Бывают мутации рассказа – это когда его переводят на другой язык, и он становится активен в новой популяции умов. Особо удачные вирусы-рассказы могут жить в уме на протяжении всей жизни, существенно влияя на его функционирование. Размножение вирусов-рассказов зависит от того, насколько активно они оживают, попав в питательную среду ума.

Collapse )
cup

призрак коммунизма

«Строгий юноша», Абрам Роом, 1936.

Один из самых странных фильмов, который я видел. Эдакий артхаус, народившийся в неправильном месте и в совершенно неправильное время. Впрочем, советское время полно всяких парадоксов и неожиданных отклонений. Но это что-то вызывающее.

Сценарий Олеши, местами очень смешно.

Collapse )