June 3rd, 2020

cup

голой ногой

Пока Чоран пишет от третьего лица и выстраивает некие связные рассуждения, то выглядит это как-то неубедительно. Но вот к восемьдесят пятой странице по тексту прошла рябь, и он распался на мелкие фрагменты. И каждый был от первого лица. И всё ожило и заиграло. Форма в таких делах – это всё.

А по содержанию... Этот профессиональный пессимизм кажется каким-то... надуманным? Нет, я верю, что ему было хреново и вся эта боль – правда. Но попытки сделать ее метафизической не убеждают. И как раз поэтому форма в виде трактата делает переживания фальшивыми, а мысли каким-то мелкими. А когда просто россыпь режущих осколков, то тут не обманешь. Наступишь на осколок голой ногой – непроизвольно вскрикнешь. Чиста дзен, придумывать нечего. И не для чего, это главное.

Collapse )
cup

Листая назад

Владимир Гандельсман. Мышь.

То не зверь кричит, не птаха,
проклиная бытиё,
то орёт приманка-плаха
мышью, влипшейся в неё.

– Вороти, судьба, оглобли! –
так кричит, кто мал и сир.
– Друг, ты слышишь эти вопли,
сотрясающие мир?

– Слышу, вижу, чьё-то лихо
смотрит с плахи на зарю. –
С омерзением, но тихо
дверь в кладовку притворю.


Collapse )