August 5th, 2020

cup

Читая френдленту

ivanov_petrovИзображение оказывается изображением симптомов. Не объективной картиной действительности – которая неправдива именно потому, что стремится быть объективной и в ней теряется милый котик на окне второго этажа. А верным изображением симптома, который занимает непропорционально большое место в том, что видно "в кадре"...»

Старый пыльный ботинок.

Художник использует его как модель. Этот совершенно неинтересный ботинок на картине может выглядеть очень круто, если художник хорош. Более того, нужно посмотреть много картин этого хорошего художника. Тогда этот ботинок предстанет как бы в лучах всего его творчества. Внимание собственно к ботинку тут важно, но оно как бы скрыто. Оно руководит рукой художника, но качество возникает все-таки из движения руки. «Думает» рука.

Collapse )
cup

. . .

Норб был человеком и своего отдавать не хотел. А машины подбирались. Вот одна отхватила изрядный кусок памяти. А ведь Норбу нравилось помнить, ощущать себя эдаким запертым ларцом. Теперь же он был взломан, утроба выпотрошена и за содержимым нужно было лезть в соответствующую папку. Да и разве это папка? Другая машина вцепилась ему в ноги и теперь урчала сыто, невнятно: «Поедем, красава, кататься, давно я тебя прожевал...» Но, как оказалось, это только начало. Вот уже за него смотрят, за него переживают, его любят. И нужно как-то любить в ответ. Норб мечтал, чтобы машины наконец про него позабыли, оставили бы в покое. Пусть для этого придется жить в резервации, на каких-то удаленных, богом забытых серверах, но так чтобы пыхтела каша в котелке, болели натруженные ноги и не давал заснуть звенящий комар воспоминанья.

Collapse )
cup

shoes



Japanese shoes and tabi, indigo dyed hand spun cotton with sashiko (decorative reinforcement stitching), circa 1900