October 9th, 2020

cup

каких-нибудь особых благ

«Наверно, после войны наложат тяжелую кару за все эти убийства. Если у нас не будет религии после войны, тогда, наверно, придумают какое-нибудь гражданское покаяние, чтобы все могли очиститься от стольких убийств, а если нет, тогда у нас не будет хорошей, доброй основы для жизни. Убивать нужно, я знаю, но человеку нехорошо это делать, и, наверно, когда все это кончится и мы выиграем войну, на всех наложат какое-нибудь покаяние, чтобы мы все могли очиститься».

Collapse )
(Э. Хемингуэй, «По ком звонит колокол»)
cup

гендерная педаль

Забавно читать этот «Колокол», лет тридцать наверно прошло с тех пор, как читал его в прошлый раз. Видны эти стежки, что прошили мой юношеский мозг. Мир наверно как-то изменился, что-то трудно представить нынешнюю молодежь, читающую такие книги. Хотя вроде печатают регулярно, значит должен это кто-то и читать. С другой стороны приключенческая литература – любовь, партизаны, все дела. Риторика наверно фильтруется. И вот, интересно, эти обвинения в брутальности. Уж не знаю, как сам Хемингуэй, наверно у него был такой культ, но в книжках нет. Вообще кажется, что эта гендерная педаль, на которую так давит Розанов, тут не так важна. Люди делятся не на мужчин и женщин, а на сильных и слабых. Причем сильных именно вопреки слабости. Тупо сильный – это бык на арене, смысл жизни которого именно в том, чтобы умереть. Утонченно сильные должны выжить, но им тоже приходится умирать.Collapse )
cup

Листая назад

Трудовые будни. Небольшая зарисовка М.:

Все жаловалась мне, что иногда так пить хочет в школе, а у них в классе то стаканов нет, то воды... Я говорю:
– Люди же кругом, не звери. В столовой-то уж, наверное, всегда дадут попить!
Ну вот она сегодня пришла в столовую обедать и попросила стакан воды. И они ей знаешь, что сказали?Collapse )