November 12th, 2020

cup

в которой и рождается нравственность

«... У него [Метерлинка] опущенные вниз, несколько лукавые усы богатыря. Он фламандец. Станиславский увидел его впервые в шоферской куртке, в кепке, у автомобиля. Он один из первых автомобилистов. Он [Метерлинк] написал об этой машине, о быстрой езде на ней, о дороге. Это первые впечатления человека среди зарождающейся новой техники, техники во имя скорости.

Кстати, эту технику нельзя было бы остановить – даже пожелай это сделать, как некий, скажем, Савонарола; в самом деле, пожелай-ка остановить технику во имя каких-либо, кажущихся тебе правильными, исторических или нравственных целей – разве можно это сделать? Остановить скорость? Это приведет к катастрофе, так как стремление к скорости, по всей вероятности, заключено как раз в той глубине сознания, в которой и рождается нравственность
».
(Юрий Олеша, «Книга прощания»)

Интересно, а вот другой романтик, Брэдбери, боялся автомобилей, и не в одном его рассказе автомобиль сыграл роль бездушного убийцы.

Да, и тут как раз рассказывали, что как Грин любил парусники, так ненавидел самолеты.

Collapse )