November 17th, 2020

cup

The Elephant Man

«Человек-слон», Дэвид Линч, 1980

В прошлый раз смотрел еще на мутной кассете, лет двадцать назад. Если вопрос «внешней» и «внутренней» красоты решается сравнительно просто, в том смысле, что внешняя наверняка невозможна без внутренней, но с уродством уже хитрее. Соблазнительно конечно последовать за Мисимой и решить, что уроды и внутри неизбежно такие же. Есть в этом какое-то оправдание что ли. Внутреннего уродства. Но едва ли это так. Линч – певец добра, как ни странно это может показаться. Во всяком случае, зло много кто может убедительно изобразить, а вот с добром так не получается. И он раз за разом демонстрирует, что добро везде, оно как жизнь, заводится в самых неожиданных и как бы не приспособленных для этого местах. Как будто говорит: «И даже в тебе. Да, даже в тебе».

Collapse )
cup

пройденное

Берти не верил в возможность обмана, точнее ясно видел его относительность. «Взять хоть мою жену Мару, – рассуждал он, – чего бы стоила наша жизнь, начни я противостоять обману?» Вот сияние её чудесных глаз – а взгляни на них сквозь увеличительное стекло – каждый из них напомнит меха потрепанной гармошки. Поднимись повыше – и её соблазнительная фигурка скомкается в какую-то невнятную серую крошку, пыль, что я неизменно стряхиваю со своих ботинок. А ведь есть еще инверсия, перемещения по оси времени, анализ анатомии или синтез её мутного сознания. Да чего там – муть была во всем. Одно оставалось четкой незыблемой формулой, светилось как заклинание: «Я её люблю». Это уж был чистый обман, но за ним и скрывалась дверь в привычную жизнь, где царило счастье.

Collapse )