December 22nd, 2020

cup

думал вонь

«... И, чуть стесняясь, признался себе, что в общем-то уже скучаю по изнурительной земляной работе. Мне нравилось копать. Ведь результат всегда был честен. Яма, траншея или же могила могли быть только сделаны или не сделаны – без всякой гуманитарной относительности, которой была исполнена обычная жизнь».

Дочитал Елизаровскую  «Землю». Разочарован. Последнюю треть пролистывал по диагонали, ну просто чтобы узнать, чем кончится. Кончилось ничем, похоже будет писать продолжение. Хе-хе.

Collapse )
cup

пройденное

Мэдзи пытался вспомнить притчу. Что-то там про золотую рыбку, которую монах усердно кормил мухами и ягодами, в надежде, что та запоет как соловей. Ну, потом пришел наставник, разбил посохом аквариум (рыбка к этому моменту уже сдохла), и сказал, что «мы рождены, чтобы питать, но не создавать». Или нет? Наставник не мог выразиться так коряво… Но смысл Мэдзи почувствовал очень хорошо. Вот взять хотя бы его крошку Джу. То он отказывался есть чаофань, а то норовил набить рот галькой или весь ужин грыз деревянную палочку... Но Мэдзи знал, что рано или поздно, Джу полюбит и чаофань, и многое другое, но, сколько ни корми его вожделенными палочками, термитом ему всё равно не стать. С едой было ясно. Но душа Джу тоже требовала еды. И кто знает, что она ест? Мэдзи так любил путешествовать и слагать стихи. Но вдруг Джу этого не ест? Может, ему нужна таблица умножения или конические сечения? Кажется, когда он совал камешки в рот, он их считал.

Collapse )