January 12th, 2021

cup

Игорь Караулов

Мне стыдно быть душевно-небольным,
ведь творчество душевно-небольного
истает и развеется как дым,
когда проступит голая основа.


Collapse )
cup

просто слова

– Знаете, что еще там важное было? Слово.
– Какое слово?
– Ну, вообще, просто слова. То, что вы говорите. Просто за каждое слово нужно отвечать. Ведь там никаких законов нет, кроме твоего слова, за которое ты ответишь. Вот ты в камере новенький. Кормушка маленькая, а народу много, всегда во время обеда, ужина – толкучка. Ты толкнул человека, тот пролил баланду. Толкнул нечаянно, конечно. А там нет слова «нечаянно». Ты оставил его без еды. И предложил свою, мол, я виноват, ешь. А в ответ получил: «Твою шкварную буду есть?» Тебя назвали шкварным, опущенным. И если ты на это не ответишь, значит сам себе определишь место. Тебе предъявили обвинение, и если ты не возразишь, всей силой своей жизни не возразишь, значит обвинение правильное. И никто тебе не поможет. Ты должен сам себя защищать. И должна начаться драка, и ты должен идти до конца. А если ты согласишься на их слово – то ты это слово и есть. Теперь тебя должны опускать. И тогда тебе не жить. А вы говорите: слова.

(М. Шишкин, «Венерин волос»)

Collapse )
cup

зимовка

«Зимой 1896 года, во время Золотой лихорадки в Доусоне самой большой проблемой стал досуг. Зазимовавшие в нем 1100 человек никак не могли придумать, чем заняться в свободное от работ, еды и сна. Были запасены дрова и провизия, но никто не додумался прихватить хоть что-нибудь, что могло развлечь в те несколько месяцев, что предстояло им провести во тьме, общаясь только с людьми, которые уже успели надоесть.

Газеты и книги зачитывали до дыр и ценили на вес золота. Скоро выяснилось, что в Доусоне есть девять книг, «находящихся в частном владении», из них пять штук составляли собственность супружеской четы Бирров. Чарли Бирр сдавал книги в аренду, по две унции песка за день, получая с каждой книжки по 34 доллара в сутки. Книги читали при свете сальной свечи, и обращались с ними как с драгоценностями.
Самой интересной из фамильного собрания Бирров была книга Квиды «Под двумя флагами», которую все хотели получить в свое распоряжение. Мистер Бирр, «исходя из конъюнктуры рынка» и не видя серьезной конкуренции, поднял цену на нее до трех унций в день.

Один англичанин случайно привез с собой на Аляску старый номер журнала «Tit-Bits», – он потом благодарил Бога за эту случайность. Журнал оказался в некотором роде «маленькой золотой россыпью», принесшей своему владельцу золотого песку в сто раз больше своего веса, хотя англичанин пускал свой журнал в оборот по демпинговым ценам, прося за его прочтение лишь одну унцию».

(«Аляска. Часть 3. Стоимость печатного слова». Валерий Ярхо)

Вот это я не совсем понимаю. Наверняка среди этой тысячи были неплохие рассказчики. Вполне могли бы устраивать посиделки с байками и всякими «1000 и 1 ночами». Опять же можно было это делать не бесплатно. Думаю, что конкурировать с какими-нибудь зачитанными «двумя флагами» не так сложно.

Collapse )
cup

miro



Joan Miró (Spanish/Catalan, 1893-1983)
Detail: Carnival of Harlequin (c. 1924-25)
Oil on canvas
Albright-Knox Art Gallery, Buffalo NY