January 18th, 2021

cup

высшая тайна

«Как это поразительно, странно, да, странно и трогательно: вот старушка (а они ведь давным-давно с ней соседки) отошла от окна, будто Биг-Бен ее оттянул, звук оттянул, канатом. Огромный – а ведь тоже связан с этой старушкой. Вниз, вниз, вниз, в гущу обыденщины падает перст и делает миг важным. Старушку, Кларисса решила, звук просто понуждает двигаться – но куда? Кларисса следила за ней глазами, когда она отошла от окна. Вот белый чепчик мелькнул в глубине комнаты. Она там еще, в комнате, ходит. Collapse )
(Вирджиния Вулф, «Миссис Дэллоуэй»)
cup

не было про каннибализм

«Человек, место, время и снова человек», Ким Ки Дук, 2018.

Да вот, посмотрел. Даже стих сложил:

Мы всегда вместе,
мой цветик-семицветик –
револьвер наган.

Поначалу конечно кажется какой-то неловкой мутью. Но это быстро проходит. Втягиваешься в эту эстетику притчи. А это, конечно же, притча. Как только это понимаешь, смотреть становится легче. Хотя такое там легче. Уровень насилия высок, накатывает сразу. Похоже на бардо процесса умирания. Когда на измученное жизнью сознание находит помрачение мгновенно исполняющихся желаний. Да, вот они такие, блин, эти желания. Но чем дальше идет фильм, тем больше похоже на новый ковчег. Куда не каждой твари по паре набрали, а взяли кучку корейцев, которые довольно быстро скатились до каннибализма. Да, вот – у Ким Ки Дука еще не было про каннибализм. Это явное упущение. Теперь есть, да. В общем, картина безрадостная. Под конец стало ясно, чем закончится. Но не совсем угадал. Там Ким Ки Дук передал привет Тарковскому.

Вообще, это сильно. Особенно когда забываются подробности реализации и остается лишь идея. Наверно поэтому и сделано так неряшливо, полно противоречий, текст вызывающе примитивный. Хотелось сделать высказывание.

Collapse )
cup

Читая френдленту

Человек что-то делает. Ну, для примера, пишет картину. А может быть – программу. Или текст. Или ставит опыт. Неважно. Но пусть картину. И он смотрит на нее со стороны. Накладывает краску, смотрит, что получилось. Исправляет. Удовлетворенно кивает и продолжает работу. Потом снова видит, что получается ерунда. А может быть понимает, что проще выкинуть, чем исправлять. А может все сложилось удачно и человек отставляет ее в сторону и принимается за другую. Ключевой момент тут – сочетание вовлеченности и отстраненности, взгляда со стороны.

Достоинство. Оно устроено похоже. Человек видит себя со стороны. Но это взгляд не жертвы, а хозяина положения. В том же смысле, как художник – хозяин картины, над которой он работает. Если что-то не так – нужно исправить. Если так – двигаться дальше. Если исправить нельзя – выкинуть. Будто есть что-то большее, чем его жизнь. Этот «художник», где-то там, за рамками диспозиции.

Collapse )