March 19th, 2021

cup

Читая френдленту

Чувство времени.

Оно все время обманывает. Если не цепляться за вешки, то пространство времени разделяется на некие кляксы. Типа "настоящее" и "прошлое 1", "прошлое 2" и т.д. Эти кляксы прошлого местами перекрываются или наоборот расходятся, обмениваются фрагментами, заселяют внутрь себя никогда не бывшее или бывшее, но не со мной.

При этом есть еще один способ организации прошлого: до дневника и после. Кажется, что завел я его совсем недавно, это как бы «новое время», но с ужасом понимаю, что это уже шестнадцать лет и даже больше. Т.е. это еще один вид настоящего, оно воспринимается как документ. Оно настоящее в том смысле, что это прошлое, в которое можно хоть отчасти вернуться. Тот самый тральфамадорский янтарь, хоть и зыбкий, относительно слабо детализированный.

Про дневник еще интересно. Вот прошел месяц и кажется, что он промелькнул. Чего там было? Ничего. Да вот только что вроде был январь... Но листаешь и видишь – нет, вон там всего сколько было! И это, и это... и вот это – неужели три недели назад? Ну да.

Или вот дети. Это уже другое деление времени. Границы четко не определены и дети меняются медленно, но очень существенно. Листаешь опять же дневник, смотришь на фотки и не можешь представить, как было. Была вот такая, так выглядела и так себя вела, так говорила. Воспринимается не просто как другое время, а чуть ли не как другая жизнь, если быть честным перед собой – непредставимая. Очень странное ощущение. Видео обычно не снимаем, ну т.е. почти никогда. Но от него еще большее ощущение нереальности, буквально не верю своим глазам – неужели вот такое оно было, прошлое?

Collapse )
cup

пройденное

Женя так умаялась за день, что, добравшись до постели, сразу уснула. И тут ей опять приснился детский сад. Но была она в нем не воспитательницей, а маленькой Женей, затерянной в космосе группы на целых десять часов. Утром она вяло ковыряла корку манной каши и думала – не заплакать ли еще раз? Нет, в душе было что-то другое. И это что-то заставило её как бы случайно надавить ложкой на край тарелки, и каша тут же оказалась на полу. Ну, потом были вопли Зинаиды Петровны, насупленная нянечка со шваброй и наказание – отвод в другую группу. Еще недавно казалось, что страшнее этого ничего нет. Но сейчас Жене было интересно. Одним махом она избавилась и от каши, и от вони пригорелого молока. А теперь совершала путешествие в неведомое. В подготовительной были совсем другие шкафчики, и один мальчик, на вид аккуратный, даже сказал ей: «Как забежала?» И тут Женя поняла, что у неё есть настоящая тайна – она взрослая!

Collapse )
cup

ГОВОРИТ:

... всю жизнь хотела стать такой взрослой тетечкой, о которой маленькие девочки говорили бы: "Вау, какой у нее есть кукольный домик!"
(Линор Горалик, "ГОВОРИТ: ")

Collapse )