May 20th, 2021

cup

скатывание

«... я, говорит, люблю человечество, но дивлюсь на себя самого: чем больше я люблю человечество вообще, тем меньше я люблю людей в частности, то есть порознь, как отдельных лиц. В мечтах я нередко, говорит, доходил до страстных помыслов о служении человечеству и, может быть, действительно пошел бы на крест за людей, если б это вдруг как-нибудь потребовалось, а между тем я двух дней не в состоянии прожить ни с кем в одной комнате, о чем знаю из опыта. Чуть он близко от меня, и вот уж его личность давит мое самолюбие и стесняет мою свободу. В одни сутки я могу даже лучшего человека возненавидеть: одного за то, что он долго ест за обедом, другого за то, что у него насморк и он беспрерывно сморкается. Я, говорит, становлюсь врагом людей, чуть-чуть лишь те ко мне прикоснутся. Зато всегда так происходило, что чем более я ненавидел людей в частности, тем пламеннее становилась любовь моя к человечеству вообще».
(Ф.М. Достоевский, «Братья Карамазовы»)

Само это получается, или это такое умение, может быть бессознательное? Но все люди – маги. Вот в этом самом кастанедовском смысле.Collapse )
cup

пройденное

Морис помотал головой. Не помогло. Еще с ночи привязалась песенка и теперь надоедливо крутилась, путалась в мыслях, жужжала фоном. «... Лучшее конечно впереди», – пропел Морис вслух, пытаясь передразнить невидимого певца. Ох уж это «впереди»! Морис никогда не смотрел прямо, в упор. И уж конечно, не заглядывал в будущее. Гадалок обходил стороной, да и Жоржетта была удивлена, когда поняла, что он не знает, какого цвета у неё глаза. Какие глаза! Морис осмеливался только бросать на неё короткие взгляды, будто она сновидение, и под пристальным взглядом может превратиться во что-то невообразимое. Морис любил её как облако, в которое можно было иногда погрузиться. Там не было ни впереди, ни сзади, там было только вокруг. Находясь в этом кружении запахов, шелеста, вспышек света и провалов тьмы, в этом нескончаемом дробном прикосновении, он и сам не понимал – не вверх ли он ногами, не летит ли, всё ускоряясь, к земле? Нет, облако плавно плывет по синему морю небес, будто птица раскинула крылья и чуть поддерживает его кончиком своего пера.

Collapse )