June 14th, 2021

cup

The Killing of a Sacred Deer

«Убийство священного оленя», Йоргос Лантимос, 2017.

Когда смотришь второй раз, то уже не производит такого впечатления. Но зато можно внимательнее приглядеться к тому, как все развивалось, обращаешь внимание на мелочи. Сценарий, конечно, отличный. То, как эта нехитрая диспозиция в стиле вагонеток, была реализована в диалогах. Ну и сыграно тоже здорово.

Подумал о том, что серьезный ребенок – это воплощенный страх. Было и в советском кинематографе, в «Плюмбуме»; и у Стругацких где «ощущение, как будто в лицо рассмеялась кошка» (не нашел откуда это, но что-то такое было, смутно помню). Это сочетание молодости и обоснованной уверенности, спокойствия уверенности. «Все умрут, а я останусь», ага.

Collapse )
cup

влюбленный в свою родину

Переуважена, перечерна, вся в холе,
Вся в холках маленьких, вся воздух и призор,
Вся рассыпаючись, вся образуя хор, –
Комочки влажные моей земли и воли...

В дни ранней пахоты черна до синевы,
И безоружная в ней зиждется работа –
Тысячехолмие распаханной молвы:
Знать, безокружное в окружности есть что-то.

И все-таки, земля – проруха и обух.
Не умолить ее, как в ноги ей ни бухай:
Гниющей флейтою настраживает слух,
Кларнетом утренним зазябливает ухо...

Как на лемех приятен жирный пласт,
Как степь лежит в апрельском провороте!
Ну, здравствуй, чернозем: будь мужествен, глазаст...
Черноречивое молчание в работе.

(Осип Мандельштам, апрель 1935)

Collapse )