June 26th, 2021

cup

что жизнь твоя одна как жизнь бобра

Поиграл немного с Балаболой. Первый опыт был самый забавный. Засунул фрагмент своего текста и прогнал через сеть несколько раз. Это было похоже на сеанс психоанализа, когда аналитик берет что-то относительно живое и мутное и превращает его во что-то ясное и мертвое. Причем каждый раз этот аналитик был в разном настроении. Один и тот же текст он воспринимал то бодро, то уныло, то стоически, то истерично. Слова не раздражали, почти в каждой вариации была хоть одна занятная строчка. Все это в значительной степени обесценивает стихи фиксирующие состояния – у машины это получается ничуть не хуже. Отличие же в том, что она использует язык как носитель информации в самом грубом смысле этого слова. Стихи, даже если они без нарочитых метафор, аллюзий и сложных образов, это диалог с языком. Тут же протокол. Но и протоколы случаются забавными.

Потом я засунул «Мороз и солнце» и мне выдали продолжение оригинального текста. Ага. Засунул в машину фрагмент Цветкова. Поначалу она вообще отказалась реагировать, ссылаясь на то, что там политика и религия. Я их не замечал, ну ладно. Засунул другой фрагмент. Результат был отвратительный. Потом фрагмент из Павловой. Тоже выпало что-то тошнотворное. Что бы это значило? Это вот так они выглядят через машинный психоанализ, это у них такое внутри? Или это нестоящие стихи, которые после переработки вновь возвращаются в состояние сора?

И да, вот фрагмент начала этих опытов, стенограмма т.с.:

Collapse )
cup

в потоке

35 { bro2 >(%^)* ....,.. (Kr) }

Подростки со спичками
бродят среди островов,
что вспухают белыми пушистыми лишаями
над газоном,
асфальтом.
Тонкие палочки, дерганные огоньки
разрывают нетронутое расходящимся огненным кругом.
И дальше идут и бросают
с неизъяснимым
азартом.

Collapse )
cup

попить свежего чая

«... А может и неплохо, что он потерял его тогда, ибо сейчас, при восстановлении, всплывал разного рода новый материал, и его было так много, что главной задачей становилось обработать его, пока он не застрянет в голове какой-то глыбой, из которой потом и не выбраться. Теперь главная задача карточек состояла не в том, чтобы помочь ему вспомнить что-либо. Она была в том, чтобы помочь ему забыть о нем. Это звучит парадоксально, но теперь цель заключалась в том, чтобы оставить голову свободной, чтобы сложить все его мысли последних четырех лет на этот шкиперский рундук и больше не думать о них. Вот этого-то он и хотел.

Есть такое старое сравнение с чашкой чая. Если хочешь попить свежего чая, то надо вылить старый из чашки. Иначе чашка переполнится через край, и у вас получится лишь мокрое место. Голова – это та же чашка. Емкость ее ограничена, и если ты хочешь узнать что-либо о мире, то чтобы вместить эти знания надо, чтобы голова была пустой. Так просто прожить всю жизнь, размешивая старый чай в чашке, считая, что он великолепен, ибо ты никогда не пробовал ничего другого, так как некуда было его влить, ведь старый чай не давал места новому, и ты к тому же уверен, что старый и так хорош, но ведь ты никогда не пробовал ничего другого... и так все дальше и дальше бесконечным круговоротом».

(Роберт М. Пёрсиг, «Лайла»)

Collapse )
cup

афоризм

Да, точно: «Стихи – это диалог с языком». Т.е. в тот момент, когда начинаешь складывать слова (или они сами начинают складываться) начинается разговор. Если это разговор с самим собой – получается ерунда. Но если вдруг удается достучаться до языка, то отвечать начинает именно он. Попаданием в размер, рифмами, ритмом, связями, аллюзиями, метафорами ну вот всем этим, что лежит вне констатации факта. И даже «мороз и солнце, день чудесный» тоже начинает звучать как музыка, но это только у тех, у кого с языком страстный роман.
cup

그 후

«На следующий день», Хон Сан Су, 2017.

Такой он странный, этот корейский язык. Интонации кажутся совершенно противоестественными, странно эмоционально нагруженными. Человек явно отвечает типа «да, так и есть», а в интонациях слышится какая-то адская смесь удивления, сарказма, разочарования и еще не пойми чего. Читаешь бессознательно титры, а слышишь вот эти звуки и вроде понимаешь, но и не понимаешь одновременно. Вот, вот что делает перевод. И только в кино можно оказаться на этой тонкой пленке между настоящим словом и его переводом. Ощутить чуждость, несмотря на понимание. На «понимание».

Collapse )