August 4th, 2021

cup

Листая назад

Интересно получается. Вот была османская школа рисунка. Люди годами рисовали иллюстрации ко всяким книгам. Были среди них мастера и просто скромные труженики. Но никто из них не ставил под рисунком свою подпись, а иметь свой стиль было неприлично. Главной доблестью было одухотворенное воспроизведение стиля старых мастеров.

Теперь возьмем какого-нибудь более-менее современного художника. Ну, например Ван Гога. Вот все наконец поняли, что он придумал что-то выдающееся. Стал создателем нового стиля, который многим кажется прекрасным. Почему же не возникают мастерские, где люди целенаправленно изучают его работы, его технику живописи, его способы построения композиции? Вначале они могли бы просто копировать уже существующие картины. Потом самые талантливые из них, полностью погрузившиеся в эту эстетику, могли бы начать писать картины новые. То есть чуть другое поле с крестьянином, другой натюрморт, подсолнухи в другой вазе… Это были бы по стилю неотличимые от Ван Гога картины, но они все-таки были бы новыми. И их становилось бы все больше и больше. Каждый, в принципе, мог бы повесить себе дома картину школы Ван Гога. И стоила бы она как обычная хорошая картина – примерно как автомобиль. Но не сто миллионов! И на этих картинах конечно не было бы подписи. Зачем она, если и так ясно, что это Ван Гог? А если не ясно, то зачем тогда покупать?

Поскольку ничего этого нет, то напрашивается как минимум два вывода.

Collapse )
cup

давний разговор

till-j: «Просто впечатление. Простота настолько дискредитировала себя, что сложность стала восприниматься как искренность. Ну что тут сказать? Это искажение восприятия конечно».

antimeridiem: «Не думаю, что искренность может быть простой. Только между очень похожими».

till-j: «Я тут просто наблюдаю поколение 90-х. И сравниваю то, что раньше считали искренностью и что теперь. Попытаюсь привести околопримеры:

Сняла решительно пиджак наброшенный казаться гордою хватило сил
Я не представляю как можно любить не взаимно, я могу полюбить только если ощущаю что меня любят.

Или другой ракурс. Искренность и неформальность общения стали очень необычным и неосвоенным пространством (хотя раньше были достаточно освоены) и люди не знают каким языком эту необычность описывать, по их мысли язык этот тоже должен быть необычен. Это мы знаем, что простых слов иногда вполне достаточно для описания очень сложного переживания».

Collapse )