September 1st, 2021

cup

Догэн

«Я был убежден, что вследствие той литургичности и обрядности, какой строго придерживалась г-жа Сван, ее убор связан с временем года и часом дня связью необходимой, единственной, и уже никакому сомнению для меня не подлежало, что цветы на ее негнущейся соломенной шляпке и ленточки на платье рождены от мая еще более естественным путем, чем цветы в садах и в лесах; и, чтобы узнать о перемене погоды, я поднимал глаза не выше ее зонтика, открывшегося и раскинувшегося, как второе небо, но только более близкое, круглое, милосердное, подвижное и голубое».
(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Просто стихи. Еще одно французское хокку в прозе.

У японцев, конечно, более экономично. Вполне можно быть дзенским монахом, а не ходить расфуфыренной дамочкой по Елисейским Полям. Главное наметить ориентиры, сфокусировать внимание и литургичность с обрядностью начнут появляться буквально из воздуха:

Collapse )
cup

ограничено лишь вашей смелостью и фантазией

«Лучшее, что хранится в тайниках нашей памяти, – вне нас; оно – в порыве ветра с дождем, в нежилом запахе комнаты или в запахе первой вспышки огня в очаге, – всюду, где мы вновь обнаруживаем ту частицу нас самих, которой  наше сознание не пользовалось и оттого пренебрегало, остаток прошлого, самый лучший, тот, что обладает способностью, когда мы уже как будто бы выплакались, все-таки довести нас до слез. Вне нас? Вернее сказать, внутри нас, но только укрытый от наших взоров, более или менее надолго преданный забвению. Только благодаря забвению мы время от времени вновь обнаруживаем то существо, каким мы были когда-то, ставим себя на его место, вновь страдаем, потому что мы – это уже не мы, а оно, потому что оно любило то, к чему мы теперь равнодушны. При ярком свете обычной памяти образы минувшего постепенно бледнеют, расплываются, от них ничего не остается, больше мы их уже не найдем».
(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Любопытно, читается как популярная книжка про функционирование мозга, только написано красиво и без лишней конкретики. Ведь только сравнительно недавно узнал, что каждое вспоминание сопровождается стиранием и последующей перезаписью вспомненного, так что в итоге от таких «дорогих воспоминаний» остается лишь символ, а жизнь вся выветривается с неизбежностью.

Collapse )
cup

Pepperstein Pavel

13. Ваша любимая цитата (не обязательно – из художественной литературы).
«Только полная искренность может тронуть небеса», — сказал Конфуций.Collapse )
cup

как бы все знают

У avva опрос: «Порекомендуйте, пожалуйста, какую-нибудь малоизвестную книгу, которую вы очень-очень любите».

Как-то это очень непросто. Во-первых, книг про которые можно сказать «очень-очень люблю» очень мало, даже если «люблю» заменить на «любил». Во-вторых, почти все они известные, даже можно сказать известные широко. Ну и в-третьих, если уж выискивать совсем неизвестные, но любимые, то как-то неловко рекомендовать. По очень простой причине. Известность подразумевает поддержку всей этой массы почитателей. Легко сказать люблю «Замок», потому что на возразившего можно посмотреть снисходительно. А любимое, но неизвестное придется как-то защищать, что само по себе не очень.

Но где-то на границе лежат

Collapse )