October 4th, 2021

cup

квазиглубина

«... когда мы влюблены в женщину, мы лишь проецируем на нее наше душевное состояние; что, следовательно, важны не достоинства женщины, а глубина этого состояния, и что чувства, какие у нас вызывает заурядная девушка, помогают всплывать на поверхность нашего сознания более нам дорогим, более самобытным, более дальним, более важным частицам нашего "я", нежели те, на которые действует удовольствие беседовать с человеком выдающимся или даже счастье любоваться его творениями».
(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Как бы это объяснить... Представим себе человека такой души, что он может взять любое стихотворение, самое что ни на есть затрапезное, и, воспользовавшись «глубиной своей души» начать созерцать в нем глубины чувства и высоты мысли. Думаю, что как упражнение это и неплохо. Особенно если не попалось еще хороших (или тем более – подходящих тебе) стихов. Но это все-таки совсем не то, как когда тебе попалось яркое талантливое стихотворение «про тебя».Collapse )
cup

мечты

«... если человек склонен к мечтательности, не нужно удалять его от мечтаний, не надо нормировать их. До тех пор, пока вы не перестанете отводить свой ум от мечтаний, он так их и не узнает; вы будете игрушкой множества видимостей, потому что вы не постигли их сущности. В небольшом количестве мечтания опасны, излечивает же от этого недуга не уменьшение мечтаний, а увеличение мечтаний, мечтание – и только мечтание. Надо знать все свои мечты до одной, и тогда не будешь от них страдать; существует отрыв мечты от действительности, и пользоваться этим полезно, так что я даже задаю себе вопрос: а нельзя ли прибегать к нему на всякий случай, как к предохранительному средству?»
(Марсель Пруст, «Под сенью девушек в цвету»)

Collapse )
cup

пройденное

Люк заметила, что потеряла резинку – одна коса наполовину расплелась и вилась на ветру тремя суставчатыми змеями. В электричке пришлось волосы распутать и собрать в хвост. Возвращалась, когда уже было темно, и под фонарем увидела свою потерянную резинку. Она лежала среди пожухлых листьев, пропыленная, рядом с негигиеничного вида бумажкой. Люк чуть приостановилась, но тут же решила оставить резинку где лежит, не иметь ничего общего с этими дорожными нечистотами. Потом Люк много, много раз проходила по этой дорожке и почти каждый раз видела свою резинку – она всё больше покрывалась пылью, затаптывалась в грязь. Если бы могла, Люк стала бы ходить на станцию другой дорогой, но другой дороги не было. Осознанно отворачиваться, не смотреть под ноги, было еще хуже. Эта робкая, молчаливая резинка, разъела ей всю душу, и когда Люк уже собиралась сдаться, поднять её и отмыть, пошел снег.

Collapse )
cup

생활의 발견

«Вращающиеся ворота», Хон Сан Су, 2002.

– Я ухожу. До свидания.
– Кён Су... Хоть и трудно оставаться людьми, давай не будем превращаться в монстров, ладно?
– Да что вы о себе возомнили, господин режиссер?


Collapse )
cup

томсад #20

Завернулся в одеяло. Стеклянный абажур в тонких кольцах смутно парит под потолком. За окном слышится редкое шуршание машин, надо мной пробегают косые белые лучи, тень от абажура описывает короткую дугу раз, другой. И все застыло. Переворачиваюсь на другой бок. «Не спится?» – спрашивает мамочка. «Так...» – отвечаю я. «Может сказку?» «Давай». «Было время, в одном лесу жили. Лисичка, Ежик, Зайчик и Еще Кто-то». Лисичка скалочкой раскатывала тесто. Зайчик лапками уминал капусту, Ежик принес яблоко. А Еще Кто-то тихо сидел в углу. Когда пироги подрумянились, Лисичка достала из шкафа чашки. Зайчик зазвенел ложками. Ежик пододвинул стулья. А Еще Кто-то шмыгнул носом. Когда все напились чая, Лисичка погладила Зайчика по голове. Зайчик поцеловал Ежика в нос. Ежик сказал, что у Лисички красивый хвост. А Еще Кто-то уснул, и ему приснились удивительные сны». Меня, помнится, еще тогда удивляло, как сказки могут быть без интриги. Типа течение жизни. С другой стороны кому нужен сюжет, если все равно история заканчивается тем, что засыпаешь?