November 4th, 2021

cup

пройденное

Джон сопротивлялся, но был вынужден посетить преподавательскую вечеринку. Директриса выступила с краткой речью, по которой были рассыпаны шутки, как прыщи на белых девичьих лбах. Потом все принялись за бутерброды и коктейли. Когда дело дошло до конкурсов, то тренер футбольной команды изображал преподавателей, эдакие пантомимы. Он и Джона изобразил, чем привел его в замешательство. Все хохотали, значит получилось похоже. «Неужели я такой?» – очередной коктейль не принес облегчения. На следующий день Джон упросил начальника охраны дать ему посмотреть копию урока, где Джон объяснял старшеклассникам задачку про рассеченный плоскостью куб и вписанный в уголок шар. Нехитрый подсчет показал, что Джон отдал за время урока 173 приказа, чем нашинковал само тело объяснения, как кочан капусты. Лучше бы он учил их ходить строем.

Collapse )
cup

шагнуть

«Эти мои записи имеют ту для меня пользу, что все же учат меня владению фразой. И вообще они приучают меня писать, от чего был очень далек когда-то. Сесть за стол, взяться за перо было бы мне очень трудно – о, почти невозможно, как из бодрствования, не заснув, шагнуть в сновидение!»
(Юрий Олеша, «Ни дня без строчки»)
cup

томсад #51

Как-то раз играли в беседке. Почему-то представляется коричневое темное сооружение, подгнившие ступеньки, решетчатые боковины. Но главное – глубокая и сырая тень. И в процессе игры все расшалились, начали как-то коверкать и громко выкрикивать слова, а потом и вообще случайный набор звуков. И вот я выкрикнул: «Фуй!» Стоявший рядом Толик хитро улыбнулся и сказал: «Ты чего ругаешься?» «Кто ругается?» «Я все расскажу!» Я лишь пожал плечами. А он, в самом деле, побежал и нажаловался. А когда мамочка меня забирала, то воспитательница ей шепнула, что мол ваш-то ругается матом, вы уж проследите. Дома был учинен допрос. Я недоумевал. И когда уже казалось, что этот разговор никогда не закончится, я решил буквально припомнить как все было. Мамочка облегченно вздохнула и посоветовала со словами больше не играть, а то мало что выйдет. Прошло немало лет, пока я наконец понял, что за слово послышалось искушенному Толику. Как мне удавалось всего этого не знать и не замечать я не знаю. Наверно абсолютно фильтровал все, что было за рамками семьи, а дома таких слов услышать было невозможно. Да и потом. Не то чтобы я был принципиальным противником мата, но умудрялся не использовать, даже когда на нем заговорили все вокруг.