November 16th, 2021

cup

хоть что-то человеческое

Не покидает ощущение, что «Обрыв» написан в ответ на «Преступление и наказание». Вот без всех этих грязных подробностей и убийств, а в атмосфере идиллии и про любовь. Преступление же заключается в отказе получать санкцию на страсть.

И вот тут у меня явно какое-то слепое пятно. Я не вижу, в чем проблема. Collapse )
cup

в идиллическом ключе

«Ели собак, кошек, делали студень из конской кожи. Вишневский вспоминал "кожаную обивку дверей", из которой варили суп. О таких вещах Пепеляев жене не сообщал и, спохватившись, что и так уже ее расстроил, все прочее описывал в идиллическом ключе: "Нелькан стоит в чудном месте, на холме, возвышающемся над рекой Маей. С одной стороны прекрасный сосновый лес, с другой – быстрая светлая река. Дома хорошие, из толстых бревен. Есть церковь, тоже такая массивная. Все по-старинному крепко, во всем чувствуется зажиточность. Штаб поместился в большом доме, а для меня нашлась даже отдельная комната. Есть письменный стол, кровать с сеткой, образа в углу и большая столовая лампа"...»
(Леонид Юзефович, «Зимняя дорога»)

Collapse )
cup

томсад #63

Это был какой-то особенно тихий час. Лежал уже довольно долго, перебирал в уме воображаемых принцесс. Даже как будто стал засыпать. Во всяком случае, перед внутренним взором предстало что-то вроде ледяной пещеры, а в глубине нее два белых медведя. При этом я все-таки не спал, потому что медведи эти как бы ждали моих указаний. Могли сделать все что угодно, да и стать тоже могли кем угодно. Но я подумал: «Пусть будут медведи». Один чихнул, а другой потер свой черный нос. В пещере было довольно темно, и мне казалось, что свет идет от каких-то фонариков, спрятанных у медведей в шерсти. Они стали ходить по пещере кругами и поглядывать на меня, будто загадывали загадку. Я ее не мог разгадать, но смотреть на это движение было приятно. А потом стены пещеры стали зелеными и как бы зашевелились. И я закричал медведям: «Я знаю, знаю, это северное колыхание!» А вечером, когда за мной зашли, и даже папочка и мамочка вместе, я шел и размышлял о том, что наверно мог бы себя неплохо развлекать, раз достаточно лишь полежать тихо, и не мешать голове выдумывать. Но больше этого не повторялось.
cup

Читая френдленту

На обратном пути — по прибрежной фонтанской дороге,
чуть подсвеченной снизу неровной прибойной каймой,
отраженной вверху, где разбойничий месяц двурогий
тянет тонкий, небрежный, прерывистый след за кормой.

Позади за спиной разогретая глина обрыва
посылает вдогонку за нами избыток тепла,
и отгонные ветры над черным сияньем залива
убирают морщины, разглаживают зеркала.

(Юрий Михайлик)