November 24th, 2021

cup

прохлада

«... понимаешь, у индусов – тут говорится об интеллигентных индусах – есть такое обыкновение: отводить под радость особую комнату. Ну, как бы тебе сказать: радость, эмоция – с правами на жилплощадь. Конкретно это делается так. Всякий раз, когда индус приносит с собой в дом какую-нибудь радость, доброе известие, просто хорошее настроение духа, он относит это чувство в специальную для него комнату. Говоря проще, пусть ненадолго, ну там, на несколько минут, но они остаются вдвоем, наедине: радость и человек. И ничто, понимаешь, не лезет поперек, не мутит чувства. Отрадовавшись, хозяин комнаты запирает эмоцию на ключ и прячет его в карман. Постепенно – раз за разом – происходит сложение радостей, взращивающее их в огромную... ну, скажем, в фонд счастья. Теперь, когда столько приятных воспоминаний и ощущений накопилось, так сказать, аккумулировалось в комнате достаточно, можно оттуда – из-под ключа – уже брать свои сбережения».
(Сигизмунд Кржижановский, «Комната радости»)

И дальше еще разъясняется, ну чистое НЛП, а ведь это начало тридцатых. Интересно было посмотреть, что из этого получится. Ничего нового – человек по разным причинам не смог выполнить это упражнение. И вывод стандартный, как в песне: «радуйтесь, пока радуется».

Collapse )
cup

Stupeur et tremblements

«Страх и трепет», Ален Корно, 2003.

Вспомнилось по ходу жизни. Дай, думаю, пересмотрю. Почти сразу понял, что это была ошибка, как-то оно в памяти иначе хранилось. Ну да ладно, посмотрел. Сейчас заметил, что фильм позиционируется в частности и как комедия. Вот это в нем самое неприятное – стремление насмешить. Искусственное нагнетание ситуации. Я вот на что невнимательно и плохо считаю, но эта история с проверкой документов командировочных явный перебор. Причем когда ей нужно быстренько написать обзор для сотрудника – тут нет проблем. А проверять в течение часов и даже дней сложение в столбик... Можно делать это медленно, очень медленно, но не с нулевой же скоростью. Ну и все вот так. Мелочи, подрывающие доверие в целом. Есть же еще другая книжка на эту тему: «Япония по контракту». Там как-то спокойнее и, как кажется, достовернее.

Collapse )
cup

томсад #71

Каждый раз, когда меня забирает брат, происходит что-то необычное. Вот и на этот раз, пока я собирался и искал пилотку, он рассказывал, что обходил школу по ул. Попова, там такое место тихое, никого обычно нет. А тут люди толкутся, и скорая помощь стоит. И чего стоит, с этой стороны дома и подъездов-то нет. Брат замолчал, выдерживая драматическую паузу. «И что там, что?» «Там женщина выпала из окна, с пятого этажа». «Что, в форточку?» «Ну как же в форточку?! Она что, кошка? Нет, наверно с балкона. Или окно мыла. Я так и не понял, все просто галдели». «В больницу увезли?» «Ну уж нет». «А зачем скорая помощь?» «Помогает в морг отвозить!» «Куда?» «К мертвецам. Это их перевалочная база на пути на кладбище». «А зачем?» «Чего зачем?» «База». «Для порядка. Ну и еще ее надо украсить. Нельзя же с треснувшей головой нести». «А как треснула?» «Сейчас увидишь, там все в крови». «Так и лежит?» «Увидишь!» Идти что-то не очень хочется, но брат непреклонен. Это совсем рядом, прошли мимо зеленого квадрата со скамейками и железным облупленным экраном и свернули в обход школы. Там никого, пустой тротуар вплоть до самого леса. Прошли еще чуть-чуть. «Здесь», – говорит брат и показывает на асфальт. Он, в самом деле, в каких-то бурых пыльных брызгах и в центре большое затертое пятно. Брат смотрит вверх, там ничего особенного, простая стена, окна, балконы. Обхожу пятно, стараясь ни на что подозрительное не наступать, и вверх не смотрю. «Я смотрю вниз, вниз!» – как это предусмотрительно сообщал Пятачок.