am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

Обмен разумов

Из переписки:
Речь не идет о каком-то особенном экзистенциальном состоянии. Самое обыденное сознание. Мысль примерно такая. Вот есть книжка "Обмен разумов". Марвин оказался в теле марсианина, но в то же время остался самим собой. Думаю, что это невозможно.

> Я тоже так думаю и вас понимаю (ну, хотя бы отчасти). 

При обмене сознаниями ничего не происходит!

> А вот тут я уже не уверен, что понимаю верно, надо попробовать уточнить.

Ну да, можно попробовать уточнить. Уже не раз писал на эту тему, но может быть и еще раз – не лишнее.

С чего бы начать? Начну с другого конца. С искусственного интеллекта. Есть известный тест Тьюринга: «Человек взаимодействует с одним компьютером и одним человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает: с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы – ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор». При этом машина считается мыслящей, если её не удается отличить от человека. Я думаю, рано или поздно машины научатся отлично симулировать человеческое поведение. Я думаю, если бы это было очень нужно, они бы умели это уже сейчас. Не уверен, но возможно когда-нибудь машина напишет хорошее стихотворение, или симфонию.

В то же время человек может быть совсем глупым, не уметь толком говорить и быть бесчувственной тупой скотиной. Но от самой блестящей машины его будет отличать она неуловимая вещь. Когда он открывает глаза – он видит. (Остановимся только на зрении, остальные аспекты осознания ничем принципиально не отличаются.)

Конечно, и видеокамера в некотором смысле «видит». Она фокусирует свой «взгляд» на предметах. Записывает «увиденное» на диск. При наличии специального программного обеспечения, она может даже распознавать предметы, сравнить их с хранящимися в памяти и т.д. То есть у камеры имеется глаз, память, интеллект. Но нет осознания виденного. Это прибор, который ловит кванты света, преобразует и запоминает полученную информацию. В этом отношении наша замечательная электроника не лучше грязи, в которую наступила свинья – грязь высохла и сохранила отпечаток копытца. Разница лишь в сложности, а суть – одна.

Тонкость вот в чем. Каждый один на один со своим осознанием. Я могу убедиться – передо мной разворачивается мир. Пусть где-то в мозге есть материальные носители – аналоги диска или пленки в видеокамере. И у меня есть глаза – аналоги объектива. Но мир вокруг – это не отпечаток копытца, не запись на диске, не электрические сигналы. Он как-то связан с ними, но он – не это. Он – вот это! Тут уже говорить нечего, а можно лишь повести руками, как бы показывая «все это».

При этом мы видим других людей и совершенно не можем пробиться к их «этому». Но раз они так на нас похожи, то мы невольно предполагаем, что и перед каждым их них тоже разворачивается целый мир, их личный туннель реальности. Конечно, это совершенно недоказуемо, но очень вероятно. В этом смысле можно предположить, что и очень сложный компьютер тоже имеет свой туннель реальности, а не только хранит напряжения в ячейках памяти, отправляет ток гулять по проводам и заставляет светиться жидкие кристаллы монитора… Но поверить в это уже гораздо сложнее. Я не могу.

Еще раз подчеркиваю, дело не в «чувствах», не во всей этой романтической чепухе. Можно так написать программу, что компьютер будет бояться, любить, ненавидеть, капризничать и ошибаться. И все это будет такая же симуляция, как зрение видеокамеры. Возможно, это будет очень качественная симуляция, и я не смогу убить, т.е. выключить такой компьютер. Но это лишь потому, что я невольно буду проецировать свои представления о мире на машину. Точно так же я поступаю и с людьми. Хотя тут еще добавляется вера в то, что они такие же, как я, что несколько усиливает эффект.

Итак, мы имеем «материальный мир», который существует в значительной степени независимо от сознания, и в то же время имеем туннель реальности, «мир в осознании» – ну именно то, что каждый может увидеть, просто поглядев вокруг. Каждый живет лишь в этом своем личном мире. Он (этот мир) нигде не расположен, у него нет ни веса, ни объема, ничего. Я знаю – он просто есть, и я в нем живу. Этот очевидно нематериальный мир, но он как-то коррелируется с миром материальным. Как? Это настоящая загадка, совершенно непостижимая вещь. Лучше было бы избавиться от этого противоречия. Но для этого придется отказаться от материи, потому что от «мира в осознании» я отказаться не могу – кроме него у меня ничего нет.

Вернемся к Шекли и его «Обмену разумов». Там «разум» отделялся от своего тела и перемещался в тело другое. При этом человек сохранял свою индивидуальность, но получал доступ к чужой памяти (некоторым навыкам и знаниям) и собственно – к телу. На что это похоже?

Представим, что люди существуют внутри неких машин – живут в них все время. Например, это может быть батискаф, который защищает от огромного давления, может перемещаться под водой, добывает из неё воздух и пищу. Внутри этого батискафа имеется компьютер, обучающий работе с этой машиной. Человек может быстро выучиться управлять ей как своим телом.

В то же время есть люди, живущие в летающих машинах. И они тоже никогда не покидают их, а машина позволяет им летать, охотиться, дышать – полностью поддерживает их жизнедеятельность. И так же внутри машины есть компьютер с обучающими программами.

Так вот, этот обмен разумов по Шекли подобен обмену пассажирами – человек вылезает из батискафа и перелезает в машину-птицу. Он быстро осваивается в новом «теле» и получает возможность ощутить что-то новое – полетать. То, чего он никак не мог сделать, находясь в батискафе. Вне машин человек существовать долго не может.

У нас же все устроено несколько иначе. «Я» не находится внутри тела. То, что обычно называют «я»: совокупность памяти, привычек, симпатий и антипатий, чувств – всё это на самом деле тело! Так же как слух, зрение, и все остальное. Это – материя, элементы аппаратного и программного обеспечения. Та самая химия, которая сопутствует чувствам, то, что показывают энцефалограммы, когда мозг активен, те «записи» в мозге, которые запускают наши устойчивые поведенческие паттерны и позволяют вспоминать…

А «Я» – это то, что возникает в результате осознания активности тела и сигналов из окружающего мира. И тут уже «Я» это не только чувства, мысли, память – это весь мир от дыхания и квазаров на горизонте, до снов и бессознательных влечений. «Я» – это весь туннель реальности, индивидуальный мир, который каждый переживает непосредственно.

Еще раз. Есть «чувство» – как выделение гормонов, мозговая активность, напряжение мышц… Это «чувство» можно измерить, исследовать, это лишь более или менее замысловатый комплекс физических процессов. И в то же время этим физическим процессам соответствует то чувство, которое мы испытываем, осознаем. И его уже не измерить, не понять, не сравнить – оно принадлежит лишь личному туннелю реальности и больше ничему. Так же как электромагнитная волна может иметь определенную частоту, но зеленой она становится лишь при осознании, в туннеле реальности. И никто не может знать, что это такое «зеленый» – у других.

Такое впечатление, что «Я» – это Нечто, которое обратило внимание на тело, смогло преобразовать это механическое (химическое, электрическое) бурление в… не нахожу слов! В то, что мы есть. Вот я сейчас сижу и стучу по клавишам. Это мое тело сидит и стучит. А Нечто осознает мое тело, а через него компьютер, комнату вокруг… и вот это осознание и есть «Я».

«Я» почти полностью определяется телом, с которым его ассоциируют. Почему «почти»? Скорее всего, внимание Нечто добавляет «искру Божью», оно воспринимает творчески, возможно имеет и свою волю, свои чувства, свою цель. Но это никак не отменяет того, что наше обыденное «Я» – это тень тела. Наличие или отсутствие «искры Божьей» не влияет на сам чудесный факт: материи сопутствует осознание – идеальный, чистейший, невесомый мир.

Поэтому нет никакого «обмена разумов»! Если лишь тела, и «Я», которые неминуемо возникают, раз уж имеется живые тела. Нет ничего, что можно было бы перенести. В этом смысле «Я» – это пустота, ничто.

Когда говорят о «душе», то подразумевают, что это внимание, осознание персонифицировано. Что-то вроде такой ситуации: не единое Нечто, что уделяет внимание каждому, а как бы Ангел, отдельная сущность, предназначение которой – осознавать. После смерти тела этот Ангел обращает свое внимание к новому телу – реинкарнация. Или каждый Ангел осознает лишь одно единственное тело, и по окончании жизни предстает на Страшном Суде. Во всех этих случаях Ангел несет ответственность за жизнь тела, его влияние на материю существенно. Тут «искра Божья» очень важна, она все наделяет смыслом, драматургией, она активна. Но, получается, что она может быть ленива, злобна, глупа? Иначе что же тогда судить? Что развивать в длинном пути по воплощениям? Мне кажется, что такой подход – последствия нашего «земного мышления», лишь отражение наших проблем и забот. Я думаю, что Нечто интересуется всем. Едва ли осознание подвига или вдохновения, породившего «симфонию» более интересно, чем ковыряние в носу какого-нибудь идиота. То есть нам-то кончено интереснее «симфония», но это наши земные дела. Приоритеты же Нечто остаются загадкой. Да и есть ли у Него какие-то приоритеты? (Разумеется, я понимаю, что это точка зрения идиота, ковыряющего в носу :)

Конечно же, вопрос остается открытым – на что обращает свое внимание Нечто? Только ли на людей? Вряд ли. Тогда кто? На ком остановиться? Обезьяны, собаки, мыши, тараканы? Бактерии? Камни? Компьютеры? Все ли имеет свое осознание? Может быть даже алгоритмы, как это утверждают некоторые исследователи искусственного интеллекта? Я думаю, что это не очень важно, хотя и любопытно. Главное, что любой может увидеть – он каждое мгновение создает целый мир, причем делает это совершенно легко и естественно, спонтанно. По сравнению с этой спонтанностью любые дзэнские просветления – ничто.


 
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments