am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

Течение морской жизни

С натуры:

Завтрак в компании дерзких котов –
окружают и просят
сыр, колбасу и т.д. Будь готов
поделиться. И в восемь
отправляйся на пляж занимать лежаки,
место под тенью,
по горячим камням ускоряя шаги
и готовясь к паденью
в эти радуги, блики, жидкий хрусталь,
флэшкой враз ухватив беломорскую даль.

Так нам, во всяком случае, объясняли. Турки называют море у Кемера белым. Якобы поутру на его поверхности появляется пленка из соли и море кажется белым. Не заметил, но пусть.

Распорядок дня установился. Он, как и предполагалось, вполне овощной. Просыпаемся часов в семь, или чуть позже и лежим. Я как-то быстро просыпаюсь, а М., а тем более Е. как сомнамбулы – вроде и шевелятся, а вроде как и спят. Потом они начинают собирать свои пожитки и причесываться – из одежды в основном волосы, и их приходится как-то приводить в надлежащий вид. Майки же постепенно становятся затрапезными, приморскими. В белых пятнах соли, мятые и выгоревшие. Потом мы идем на завтрак.

В прошлый раз народ вставал поздно, и если прийти в первых рядах, то можно было посидеть почти в одиночестве. Здесь не так. Соотечественники встают рано. Возможно потому, что многие приехали откуда-то с Енисея, а там уже полдень. А у англичан, которые преимущественно и заселяли отель в Олуденизе – наоборот, солнце еще не встало.

На завтраке Е. делает булочки, фаршированные вареньем и помазанные шоколадом, а М. скармливает кошкам нашу колбасу и сыр. Но кошки приходят не всегда, возможно кормятся и в других отелях. Тот самый роскошный камышовый кот еще и боевой – весь в шрамах и свежих подсохших ранах. Да, вид у него как у настоящего воина, и взгляд с вызовом. Но с людьми он пока не проявлял агрессии.

Потом мы идем на море, это близко – спуститься по нескольким ступеням. Е. ныряет с пирса, М. плавает пароходиком вдоль берега. Когда я забираюсь в воду, подплывает Е. и требует заняться акробатикой, возней, брызгами, притапливаниями и проч. Когда я говорю, что хочу потихоньку поплавать, она обижается, но гребет восвояси. Но потом я её все-таки зову, и она несется ко мне как торпеда.

Ближе к полудню лежим под зонтиками. Е. читает «Мама не горюй», М. делает вид, что спит, а я что-нибудь пишу в блокнотике. Рисовать да, не получается. Да, в общем-то, не очень-то и хотелось. Сегодня устроил Е. лекцию по введению в мат. анализ. Рассказал про последовательности и их пределы. Ввел определение предела и показал, зачем оно нужно. Доказали теорему о невозможности существования двух пределов. Определение предела функции и о производной. И даже решили пару дифференциальных уравнений. Прикол! А что? Е. уже не пугается и даже что-то такое говорит адекватное. То есть разговаривать можно.

Приближается время обеда, и мы возвращаемся в номер. Валяемся на кроватях, Е. что-то сочиняет или смотрит «Тетрадь смерти» по десятому разу. Иногда перед обедом мы выходим прогулять. Это непросто, так как жара и тени почти нет. Но по соседству живописные переулки и тропа вдоль моря, так что если недолго, то вполне возможно пройтись.
Tags: lotus
Subscribe

  • Читая френдленту

    ivanov_petrov: «Вернуться "к человечности" не получится». В роботах, в тех что в телефоне, больше всего злит…

  • просто будь

    Брэд Питт: «Когда я спросил Квентина, как он хочет, чтобы мы сыграли двух стареющих актеров, которые скоро закончат сниматься? Он ответил:…

  • Течение жизни

    О невозможном в поэзии. Шел домой с работы и в голове крутилась привычная муть внутреннего диалога. И тут откуда-то вынырнуло слово…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments