am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Categories:

Галька и гештальт

Вчера вечером посмотрели документальный фильм про художника Ефима Честнякова. Он начал рисовать еще до революции, приехал из деревни учиться у Репина и т.п. Поучился, хотя они ему говорили, что «не могут его ничему научить», что он и так уже движется в правильном направлении и ему нужно лишь продолжать движение. А потом началась первая мировая, а потом революция. И он вернулся обратно в свою деревню и до семидесяти или даже больше лет рисовал, рисовал и рисовал своих сказочных крестьян и их полумифическую жизнь. Рисовал на чем придется, раздавал или складывал в сарай. Его работы обнаружили только после смерти, долго и нудно реставрировали, а потом развесили по музеям.

Продолжаю читать «Лайлу». Кусок про пластинку с новой замечательной мелодией заканчивается так: «… Динамическое качество появляется как-то неожиданно. Пластинка же на некоторое время приглушила ваши статиче6ские структуры так, что вокруг вас засияло Динамическое Качество. Оно было свободным, безо всяких статических форм. Второе же благо, которое побудило вас рекомендовать её друзьям, даже когда ваш собственный энтузиазм иссяк, – это статическое качество. Обычно вы ожидаете статического качества».
Хочется добавить, что ощутить его как качество почти невозможно. Единственное, для чего оно может сгодиться, это как раз ощущение статики, надежности. Т.е. главная его функция – быть незаметным.

С натуры:

Встречаю на пляже знакомые камни,
поглажу: «Привет!»
Размажу по боку соленые капли.
Солнцем нагрет
почти как живой. Шершавый, горячий
тихонько лежит.
Внимательный – всей поверхностью зрячий.
Вот кто решит
задачу на поиск лучшей из форм,
всё ему в помощь – и солнце, и шторм.

Похоже, камни невозможно увезти. Они уже не будут такими горячими, не будут такими блестящими. Их не будет так много. Камень на полке, или даже в саду камней – это уже совсем не то. Несмотря на то, что его так легко отделить от пейзажа, камень становится чем-то другим. Примерно как лиса в зоопарке это не та лиса, которую видел в окно бегущего поезда, и тем более, блуждая по лесу.
У гештальта есть части, но они не могут быть отделены без утраты смысла. Но все равно хочется. Но сам их немалый вес намекает на то, что этого делать не надо.

И еще из «Лайлы»:
– Ты на пенсии?
– Я писатель, – ответил он.
– О чем ты пишешь?
– Большей частью о путешествиях, – откликнулся он. – Я путешествую, смотрю по сторонам, обдумываю увиденное и пишу об этом. Многие писатели так поступают.
– Ты хочешь сказать, что мог бы написать о том, что мы видим сейчас?
– Конечно.
– Да кому это нужно писать о таком: ведь ничего же не происходит!
– Всегда что-нибудь происходит, – сказал он. – Когда ты говоришь «ничего не происходит», это значит, что не происходит ничего такого, что бы соответствовало твоему клише о чем-либо.
– Что-что?
– Трудно объяснить, – продолжил он. – Вот и теперь происходит нечто, а ты считаешь это неважным, потому что ты не видела такого в кино…

Tags: lotus
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • I'm sorry that I hurt you please don't ask me why

  • этот день победы

    «Бумажный солдат», Алексей Герман, 2008. Решили пересмотреть в честь дня космонавтики. М. сказала, что теперь такое кино бы ни в жисть…

  • Из переписки

    – Говорят, что чистое и особенно масштабное зло может кого-то завораживать своей «красотой» или ещё там чем. Но вот мне не грозит,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments