am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

Скафандр

http://antimeridiem.livejournal.com/263679.html#cutid1

Продолжая о картинах знаменитых художников. Все-таки с ними что-то происходит. И я даже знаю, что. Аналогия вот такая. Например, вы сказали что-то, как вам кажется остроумное. Если никто на эти ваши слова не обратил внимания, то они утекут в небытие как вода, разговор продолжится, и уже сам поймешь, что мысль была так себе. А может быть, кто-нибудь обратит на неё, на эту мысль, внимание. Скажет: «О! Очень, очень верно. Какое тонкое замечание!» И такой ерунды достаточно, чтобы та же самая мысль стала казаться значительной и в самом деле умной. Отношение окружающих привносит новое качество, определенно. Когда же оно подтверждено оценочной стоимостью, его влияние напоминает появление «Большой Круглой Печати» (привет недавно перечитанной «Сказке о Тройке»). Магическая сила, окончательно и бесповоротно переводящая «просто картину» в «настоящее искусство».

Все это тривиально, кроме одного. Научиться делать упражнение, снимающее это заклятие. В конце концов, вангог когда-то закрывал дыру на чердаке, а Рембрандт рисовал в подвале свои никому не нужные автопортреты. Тогда эти картины были настоящими. А теперь это уже что-то другое. Хорошо бы это «что-то другое» попытаться соскоблить.

В музеях висят не картины, все они в пузырях человеческого признания. Точнее не так. Музей, это такое помещение, в которое можно входить только в скафандре, в костюме водолаза. Этот костюм – бесчисленные статьи искусствоведов (даже если их никто кроме искусствоведов не читал), популярность, страховочная стоимость. Мы никогда не видим эти картины настоящими, а лишь через толстое стекло гермошлема.

Конечно, это касается не только картин. Всего. Бескорыстная любовь с первого взгляда бывает очень редко. Обычно мы лишь раз за разом подтверждаем (или отвергаем, что почти одно и то же) общественное мнение. Самостоятельных впечатление почти нет. А если они возникают, то их нужно беречь как зеницу ока, не давать к ним прикоснуться другим. Уж если любить, то по-своему.

Никогда бы не повесил дома Рембрандта – его место в музее. А Пикассо – с удовольствием. Раму бы только ободрал и все.

*Автогипноз*

О чем хотел сказать Судзуки,
паря в двух дюймах над землей?
Все тащат, тащат на суд, суки,
где адвокат шерифа злей.
А есть еще вердикт присяжных,
им не показывай язык –
у них в запасе много страшных
сюрпризов. К этому привык,
уже и сам решил – так надо.
Но так решили эти гады.

 
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • встал на путь исправления

    У avva ищут нечто такое, что «все это делали, а я – нет». Сначала как-то пролистнул, а потом задумался. А я? Что я…

  • сумасшедшие и люди действия

    «У меня нет ничего, кроме моей немощи». «Страдание – Мироздание, входящее в тело. Не забывать этого». «Смысл…

  • томсад #37

    Сидел утром над омлетом, ковырял вилкой, скатывал из салфетки маленькие белые колобки. Гонял их по столу. Потом долго мял один в руке, и как-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments