am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

«Юрьев день»

Вчера гуляли по Боевой горе и по ул. Ключевского. Давным-давно я там ходил чуть ли не каждый день – на работу и обратно. А теперь эти места лежат в стороне от наших привычных траекторий и как бы не существуют. Многое изменилось, а то что осталось – постарело. Пусто, почти никого нет. Собаки спят. Коты прячутся по кустам. Можно идти и срывать яблоки с веток. Красивые, но кисловаты. М. ела, я не стал. Хорошее место, тихое. Деревня.

Когда мы, наконец, вырулили на истоптанную ул. Московскую, то зашли в магазин и купили диск с кино. Уже не помню, когда последний раз покупал. Кино было неслучайное, так как Ксения Раппопорт получила что-то там в Венеции, и мы решили посмотреть на нее в действии. Новое (?) кино Серебренникова – «Юрьев день».

М. не досмотрела буквально несколько минут, побоялась, что это будет длиться вечно. Чем хорошо кино – оно кончается. И я досмотрел до конца. Оно, кино это, на мой взгляд, похуже чем «Изображая жертву», вообще кажется фальшивым. Но в целом ничего. Особенно если предположить, что эта певица почти сразу сошла с ума, то все становится даже логичным. Но энергичный человек в здравом рассудке, конечно, не стал бы так поступать. Никогда. Поэтому создается впечатление, что режиссер специально мучил своих героев, чтобы провести свою мысль. А я этого очень не люблю. Но М. сказала, что это он не героев мучил, а нас. А героям как раз было очень даже и ничего. Ну да, наверно так. Все равно, осадок остался какой-то неприятный. Как если приснился кошмар, но вот сон прервался и уже все как бы хорошо, но понятно, что где-то там, во сне, ситуация так и осталась неразрешенной.


 
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments