am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Category:

Болдинскаяосень

chen_kim : «Вот ведь какая получается штука. Когда Пушкин попал в карантин из-за холерной эпидемии, и с ним приключилась болдинскаяосень, он очень обрадовался и напесал много всего замечательного. А если бы не было эпидемии – не было бы болдинскойосени.

И получается, что все кто помер от холеры той осенью – померли не напрасно. А положили свои жизни на алтарь русской поэзии. И вообще. На алтарь.

Только сами они об этом не догадывались. И родственники их не догадывались. А только боялись умереть и плакали провожая тех кто уже умер.

Потому что мы не знаем общего плана. И не можем все время представлять свою жизнь относительно живущего с нами в одно время Пушкина, а только хлопочем о том, что можем понять. Ведь понять, что ты живешь и умираешь ради последней главы Евгения Онегина – совершенно невозможно.

Но надеюсь, что потом всем этим безымянным умершим героям рассказали об их вкладе в русскую литературу».

Тут, конечно, хочется эту мысль немного развить и заметить, что каждый из ныне живущих жив лишь потому, что миллиарды живых существ умерли до него. Или, в такой постановке вопроса, для него. И вот теперь мы, такие бестолковые и жалкие существа, не сумевшие даже обзавестись своей болденскойосенью, должны тяжело задуматься – а стоим ли мы такой немыслимой жертвы? С этой точки зрения рождение детей дает хотя бы иллюзорную надежду, что где-то там, еще через миллиарды смертей, кого-то ждет по-настоящему великая Болдинскаяосень. Вершина, так сказать, плана. А мы так, покорные ступени.

С другой стороны, так ли нужна эта болдинскаяосень? Даже сам вопрос о том, что же нам дает поэзия, тяжелый. Ну да, есть стихи, некоторые их читают. И что? Это интересно, красиво, это помогает жить, это… ну что еще? В самом ли деле это настолько важно, даже для тех, кому это важно? Я не говорю о поэтах, для которых это образ жизни, строение ума. А о читателях. Не будет стихов – будет что-то другое. Облака там, репка в огороде, истории у костра. Всегда что-то окажется. И будет настолько же важно и настолько же заменимо. Я вот никогда не смогу прочитать ни Рильке, ни Ли Цин-джао, потому как доступны лишь переводы, т.е. тени. А миллиарду китайцев никогда не прикоснуться к болдинскойосени. И что?

И понятно, что почти никто бы не согласился умереть за стихотворение, но это такая умиротворяющая мысль, что смерть наступила не от поноса, а ради болдинскойосени.

Все это забавно, но еще забавнее другое. Подобные рассуждения как-то меркнут перед этой заметкой о поэте и холере. Что-то есть в этой истории кроме смысла, довольно дырявого. Что-то более важное. Как в стихах. 
Subscribe

  • батарейки 87

  • the love of liberty brought us here

    Узнал тут подробности про государство Либерия. В детстве покупал их красивые марки с бабочками. Америка победила рабство, и отправила своих…

  • Henry Fool

    «Генри Фул», Хэл Хартли, 1997. Было время, мы его частенько смотрели. Но потом как-то забыли, и я вдруг понял, что выветрилось почти…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments