am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

За женские ножки

В самом деле, начал читать «Евгения Онегина». Чтение медленное, но завораживающее.

Как там, в «Братьях Карамазовых»? Читаем:
«… приносит свои стишки, самые коротенькие, на мою больную ногу, то есть описал в стихах мою больную ногу. Постойте, как это:

Эта ножка, эта ножка
Разболелася немножко…


или как там, – вот никак не могу стихов запомнить, – у меня тут лежат, – ну я вам потом покажу, только прелесть, прелесть, и, знаете, не об одной только ножке, а и нравоучительное, с прелестною идеей, только я ее забыла, одним словом, прямо в альбом… …
… Это я, говорит, написал. Я, говорит, написал в шутку, потому что считаю за низость писать стихи… Только стихи мои хороши. Вашему Пушкину за женские ножки монумент хотят ставить, а у меня с направлением, а вы сами, говорит, крепостник; вы, говорит, никакой гуманности не имеете, вы никаких теперешних просвещенных чувств не чувствуете, вас не коснулось развитие, вы, говорит, чиновник и взятки берете!..»


Я как-то раньше думал, что это «за женские ножки» – просто ехидное замечание. Но тут с немалым удивлением обнаружил, что преувеличить тут сложно. В первой же главе в частях с XXX по XXXIV речь только о ножках, о ножках, о ножках… Кажется уже, что и сам Евгений Онегин лишь предлог, чтобы поделиться свой страстью:

Я помню море пред грозою:
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к ее ногам!
Как я желал тогда с волнами
Коснуться милых ног устами!
Нет, никогда средь пылких дней
Кипящей младости моей
Я не желал с таким мученьем
Лобзать уста младых Армид,
Иль розы пламенных ланит,
Иль перси, полные томленьем;
Нет, никогда порыв страстей
Так не терзал души моей!

И еще неприятно натыкаться на фрагменты, которые заставляли учить в школе наизусть (тогда я целиком этот «роман в стихах» так и не прочитал):

Судьба Евгения хранила:
Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur ее сменил.
Ребенок был резов, но мил.

Я не понимаю, зачем это нужно было заставлять учить! Кажется, что целью школьного образования было лишь привить отвращение ко всему прекрасному. Маниакальное стремление не читать, видимо было защитным механизмом против этого безобразия.

Легкость и пустота – вот основные свойства этой поэзии. То, что там в ассортименте встречаются философские и психологические наблюдения, масса афоризмов, ушедших в народ, и т.д. и т.п. лишь усиливает впечатление – все это писано на радужном мыльном пузыре. Супер! Настоящий светский разговор (как я его себе представляю), гостиная А.П. Шерер.
Subscribe

  • Течение жизни

    О невозможном в поэзии. Шел домой с работы и в голове крутилась привычная муть внутреннего диалога. И тут откуда-то вынырнуло слово…

  • Листая назад

    mike67: «... Я это связываю с умиранием того или иного явления. Перед смертью оно "запечатлевается" в какой-то новой форме. Ну вот…

  • лишь только игра закончена

    То, что обладает силой, не может не пугать. Как-то уже задавал вопрос – почему даже встречи с добром выглядят так недобро? Почему бы не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment