am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Читая френдленту

…Если в двух словах обобщить: картинка «обратно» не переворачивается, но человек так привыкает ориентироваться в перевернутом мире, что перестает обращать внимание на то, что он перевернутый.

*Волшебные очки*

Понятно, что к такому не привыкнешь,
а лишь смиришься, надо как-то жить.
Очки протрешь, и бровь дугою выгнешь,
и глаз, возможно, нервно задрожит.
Да ладно, не к такому привыкали,
начнешь считать, так все наоборот,
но не вдыхать насосной станции фекалий,
а полной грудью – белокрыльником болот.

Это как раз про адаптацию к «взрослому миру». Она никогда не происходит «до конца», так, чтобы человек искренне поверил, что это норма. Он может многого специально не замечать, ловко ориентироваться в этом «мире наизнанку», выдумывать всякие произведения искусства, пытаясь представить вместо насосной станции что-то такое же вредоносное, но романтическое. Но не нужно опускаться в глубины души, чтобы понять – человек до сих пор помнит, как он выглядит – этот мир без очков.

С другой стороны, этого «черного пятна» по лучу зрения мы все-таки на самом деле не видим. Так что возможно все дело в тренировке. Может в этих очках нужно ходить не месяц, а с младенчества? И тогда, сняв их, «прямой мир» увидишь «перевернутым». Привыкание, оно наверно имеет несколько уровней, глубин т.с. Адаптация происходит сравнительно быстро. А сродниться можно лишь по прошествии многих лет, да и то, возможно, начинать нужно с раннего детства.

Интересно, дети, которые видели в своей жизни только зло, они к добру наверно относятся как-то по-особенному. Может быть, оно для них неприемлемо, и к нему тоже приходится адаптироваться, но уже никогда не принять как норму.
Subscribe

  • из переписки

    Даже не знаю, что гаже – «настоящий мужик» или «настоящая баба».

  • Листая назад

    «Но мы-то все знаем, что женщины не могут не любить чиновников, когда те вдруг обратят на них внимание; более того, они уже любят чиновников…

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments