am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

А еще сегодня прочитал такую штуку:

 «Когда Бальзак жил в нищете, он написал на голых стенах названия предметов, которые хотел бы видеть в своем доме: «гобелен», «венецианское зеркало», «комод», «картина Рафаэля»...»

Хорошая история, только не лишнее ли тут слово «Бальзак»? Всё равно нет никаких ссылок, откуда почерпнута эта информация, кто-то это видел, или сам Бальзак кому-то рассказывал? И в самом ли деле он «развешивал» по стенам именно эти предметы?

С одной стороны история имеет самостоятельную ценность, как сюжет, как идея. Но будучи документально точной, она приобретает какое-то новое качество. Какое? Все равно мы никогда не узнаем, какой он представлял себе комод, и какая рама была у этого зеркала. Точное документирование – это иллюзия, но оно обладает каким-то очарованием. Очарованием правды, несмотря на то, что любое показание отчасти ложно.
Subscribe

  • из переписки

    Даже не знаю, что гаже – «настоящий мужик» или «настоящая баба».

  • Листая назад

    «Но мы-то все знаем, что женщины не могут не любить чиновников, когда те вдруг обратят на них внимание; более того, они уже любят чиновников…

  • Eisenstein in Guanajuato

    «Эйзенштейн в Гуанахуато», Питер Гринуэй, 2015. После «Записок у изголовья» фильмы у Гринуэя мне казались какими-то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments