am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Компьютерные очки

Крис: Это тоже отличный пример. Ясно, что когда компьютер симулирует ураган, внутри у него никакого урагана нет, память машины не разрушается от ветра, дующего со скоростью 200 миль в час, на полу в компьютерной лаборатории нет дождевой воды и так далее.
Сэнди: Да ну вас! Это нечестное сравнение! Во-первых, программисты и не утверждают, что создают настоящий ураган. Это всего лишь имитация некоторых его аспектов. А во-вторых, неправда, что в симулированном урагане нет ливня и ветра со скоростью 200 миль в час. Для нас, разумеется, их нет – но если бы программа была разработана во всех деталях, она могла бы включать симулированных людей на земле, которые испытывали бы дождь и ветер так же, как мы, когда на нас налетает ураган. В их мыслях – или, если вам так больше нравится, в их симулированных мыслях – ураган был бы не имитацией, а настоящим явлением, несущим потоп и разрушение.
Крис: Ну и ну! Что за фантастический сценарий! Теперь мы уже дошли до симуляции целых народов, а не только одного-единственного разума.
Сэнди: Я только хотела показать тебе, почему твой довод о том, что симулированный предмет – это не то же самое, что настоящий предмет, не годится. Он основан на молчаливом допущении того, что любой наблюдатель симулированных объектов, достаточно знакомый с предметом наблюдения, способен определить, что происходит. На самом деле, для этого может понадобиться наблюдатель с определенной точкой зрения. В таком случае, ему будут нужны специальные “компьютерные очки”, в которые он сможет увидеть ветер, дождь и так далее.
Пат: “Компьютерные очки”? О чем ты?
Сэнди: Я хотела сказать, что для того, чтобы увидеть ливень и ветер этого урагана, наблюдатель должен быть способен взглянуть на него с правильной точки зрения...»

(Даглас Р. Хофштадтер, «Тест Тьюринга: Беседа в кафетерии»)


Мороз плюс солнце
равно
известно чему,
чистая математика: чудесный день,
неизбежно.
Или в начале мая гроза – ну как ее не любить?
А ведь море поэтических строк
безбрежно.

Каждый может сделать шаг
и бултых,
провалиться в пучину вод его бирюзовых,
а если окажется мало,
можно еще сочинить
строк каких-нибудь
новых,

и брызги заливают глаза,
преломляют свет,
работают точно
линзы,
и вот обступают,
отделяясь от фона,
конденсируются из пустоты
недоступные невооруженному глазу
сюрпризы.

Слепой шарит руками,
ощупывает, прикасается, гладит,
глаза у него везде,
даже уши его и то
многое видят,
а Франгоуфер смастерил спектроскоп,
на луч солнца
(кто не жмурился на него?)
посмотрел:
«Что-то выйдет?»

Собака носом видит тающий след,
астроном кончиком пера –
планету.
Сказочник, у камина сидя, закутавшись в плед,
сердцем чувствует мир,
которого попросту
нету.

В общем, без очков никуда,
хотя есть довольно громоздкие,
вроде телескопа Хаббла,
главное чтобы
желание смотреть,
увлеченность чтоб
не ослабла.

Но легче всего всё равно строфа,
что-нибудь слепленное из такого сора,

чтобы ничто не могло ускользнуть,
от
его влюбленного
взора.


Subscribe

  • Листая назад

    smitrich: «… Что такое власть? Это коммуникация. Все слова великих правителей, которыми они говорили с народом, можно свести к одному…

  • случайное содержание

    «Как сухие листы, перезимовавшие под снегом, письма напоминают другое лето, его зной, его теплые ночи, и то, что оно ушло на веки веков, по…

  • Чарльз&Диана

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments