am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Лекция 21

«… Предлагаю рассматривать как начало стихотворения. Можно в принципе продолжить, например :)». Под воздействием истории про Бетховена из «Лекции 21» и «бочонка рома» как то само вспомнилось и сложилось:

Чем дальше, тем быстрее
в глазах годов мельканье,

болтается на рее
обрывок белой ткани,
а был когда-то черным
как цвет любимых глаз,
навеки обреченным
спастись не в этот раз.

Стариковская поэзия, что-то в духе Ко.

Да вот, кстати, о «Лекции 21». Относительно свежее кино, странно напомнившее мне старое кино Гринуэя «The Falls». Профессор Мондриан Килрой на закате своей карьеры работает над созданием полного каталога позорно переоцененных произведений искусства, называет их «дутыми шедеврами». Он утверждает, что всего их было ровно сто сорок одно. Среди них оказалась симфония Бетховена номер 9. Одна из линий фильма посвящена доказательству её, этой симфонии, дутости.

Почти не разбираюсь в музыке, но сама поставка вопроса кажется мне порочной. Искусство служит очарованию, и все усилия художника так или иначе направлены на то, чтобы усилить этот эффект. Как он достигается – загадка. Часто работают самые примитивные вещи, а изощренные нет. И уж если что-то сработало, хотя бы для кого-то, то заниматься «развенчанием шедевра», добиваться разочарования – самая неблагодарная вещь.

Если рассматривать это кино как некое послание, то я в нем мало что понял. Хотя подробности из жизни Бетховена интересные. Вот только правда ли все это? Но даже как выдумка – хорошо. Чего стоит только история о том, как он сочинял музыку – правой рукой наигрывал мелодию, а левой со всей силы бил по клавишам. Ладонью. Чтобы грохот заглушал мелодию, и никто не мог бы ее подслушать и украсть. Самому-то ему этот шум помешать уже не мог.

Думаю, что это кино про старость. По инерции еще можно многое сделать, но энергии уже мало. И начинает проступать «самость» – то, что по молодости легко сдерживать, сохранять т.с. человеческую форму, постепенно высвобождается, и тут уж как кому повезет. Кто становится милым ребенком, а кто Мондрианом Килроем. Впрочем, для молодых он остается так же притягателен, и это загадка.

Самое симпатичное место в фильме это когда «ответственный за птиц» рассуждает о смене моды с симфоний на танцы, и тут его подхватывает девушка и начинает кружить в вальсе. А потом нам, конечно же сообщают, что «под девятую симфонию тоже можно было танцевать, но только если вы – ангел».
Subscribe

  • чего я не читал

    Решил для опыта посмотреть, что ж это за «Темные аллеи» такие. Взял один рассказ наугад. «… и скучно провожала пароход…

  • А. Грин, "Вокруг света"

    Собирался читать вообще рассказы, а получается, что читаю в основном Грина. Как-то так, цепляется одно за другое. Хорошая история и много мест…

  • Счастливый конец 2

    По наводке timur0 прочел еще один рассказ Грина со счастливым концом. «... Выйдя на улицу, он очень тихо, бесцельно,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments