am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

это больше похоже на отчаяние

«Библиотека, не смотря на строжайший отбор, которому подвергались приобретаемые для нее книги, к концу жизни мыслителя насчитывала около 30 тысяч томов».
(Кшиштоф Урбанек, Ex occidente lux)

Немного арифметики. Если читать триста книг в год, то такая библиотека будет прочитана через сто лет. Кажется это не строжайший отбор, это немыслимое везение. Потому как не ясно, когда он успевал хотя бы пролистывать негодные книги, пусть даже он их определял по первому прилагательному.

Но дело даже не в этом. Когда я слышу, что «Гамлет» – лучшая книга всех времен и народов, я могу с этим не соглашаться, но сама позиция мне понятна. Эмоционально приемлема. Или когда говорят, что у поэтов строгая иерархия, и вообще-то есть где-то десяток поэтов и у каждого пара-тройка приличных стихотворений – это тоже может вызывать споры, но с таким утверждением можно работать, как-то думать в этом направлении. Но что это за строгость, измеряемая десятками тысяч, я почувствовать не могу. Кажется что это прилагательное «строжайший» как раз подгнило. Это больше похоже на отчаяние, на невозможность выбрать, остановиться.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • давний разговор

    till-j: «Просто впечатление. Простота настолько дискредитировала себя, что сложность стала восприниматься как искренность. Ну что тут сказать?…

  • * * *

    «Длительная дружба обычно нуждается в общих глупостях». (Nicolás Gómez Dávila, р. 51) Друзьями стали мы не от ума.…

  • Листая назад

    Интересно получается. Вот была османская школа рисунка. Люди годами рисовали иллюстрации ко всяким книгам. Были среди них мастера и просто скромные…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments