am. (antimeridiem) wrote,
am.
antimeridiem

Zizkov

Утро выдалось обнадеживающе прохладным. Пробежали со своими сумками через старинную часть вокзала, украшенную росписью Альфонса Мухи, и погрузились в душную современную (и по контрасту оч. уродливую) часть. Вся наша группа как раз разместилась в небольшом маршрутном такси. Тут же нам сообщили то, о чем мы уже догадывались – заселение в наши отели произойдет часа так в два дня, а поскольку сейчас только шесть утра, то наши прогулки начнутся немедленно. И в самом деле, семья из первого отеля, что встретилась нам по пути, только закинула свои вещи и тут же вышла. И пошли они в прямом смысле «куда глаза глядят». Нам повезло несколько больше. Нас пустили внутрь, разрешили умыться и отправили на завтрак. Вещи оставили на reception. Так что начало можно было признать вполне успешным.

Вышли, вооружившись картой, решив дойти до центра пешком. (Похоже, это было не очень далеко). Наш район назывался Zizkov (т.е. Жижков) и очень напоминал старые петербургские улочки. Только в отличие от них, улицы не прямые и перпендикулярные, а заплетаются довольно причудливо, иногда казалось, что даже кольцами и петлями. Без карты делать было явно нечего. И пахло гораздо лучше – цветущими липами, акациями и еще чем-то как казалось Адриатическим. За домами виднелся поросший лесом холм и на его вершине – конь. Как потом выяснилось – тот самый Жижков, народный герой.

Самые элементарные вещи сопряжены с трудностями. Подключиться к телефону, проехать в транспорте, поменять деньги.

С транспортом было проще – пошли пешком. Но без денег труднее. Все пункты обмена закрыты. Ближе к центру набрели на первый попавшийся открытый. Гигантский разрыв между покупкой и продажей. А когда получил свои чешские деньги и чек, то был неприятно удивлен, что взяли комиссию – 10%! Подарил безымянному банку 600 крон, т.е. почти тысячу рублей. Вот это да! (Как потом выяснилось, это одна из ловушек – нормальные банки, открывающиеся ближе к полудню, работают без комиссии – а эти ранние паразитируют на глупых туристах.)

По этому поводу анекдот.
На обратном пути ехали с еврейской бабушкой. Она тоже попала в такую ситуацию, но молчать не стала. Потребовала деньги назад. Ей отказали. Тогда она достала из сумки газету, встала у окошечка и стала читать. И сказала, что пока не будет удовлетворена, никто тут ничего не обменяет. Стояла она недолго. Получила свои деньги назад. Когда входила, увидела, что в пункт обмена заходит еще одна жертва, тоже характерного еврейского вида. Решила посмотреть – что будет. И точно – и в этом случае номер комиссией не прошел. Все разрешилось еще быстрее, решили уже не связываться.

В нашем городе, как известно, трудно найти такое место, чтобы, оглянувшись вокруг, не увидеть или зал игровых автоматов или пункт продажи мобильной связи. С казино в Праге все нормально (над дверями висят табло, показывающие текущее состояние джек-пота), а вот подключить телефон – проблема. Первый, в районе Vaclavske nameste был как бы открыт, но когда я зашел, служащие что-то такое закрякали. И только М. поняла, что они не спрашивают, что мне нужно, а говорят, что еще закрыты. Следующий пункт Vodofon встретился нам через полтора (!) часа хаотических блужданий. К этому моменту уже все открылось, я положил на счет побольше денег, и мы, наконец, поговорили с нашей дочерью и позвонили Ламперт. Договорились встретиться у другого коня. Которого оседлал Вацлов.

Зашли в гастроном, купили кефира и булочек. Отошли чуть в глубь от сверкающего проспекта и оказались в маленьком скверике, обсаженном липами. С урнами, переполненными всяким мусором. Под липами – скамейки, на скамейках – разнообразные бомжи. И молодые, и старые, и женщины, и мужчины. Приехала скорая помощь – кому-то стало плохо. Между скамейками бродят две большие лохматые собаки… Устроились в этой компании на одной из пустующих скамеек и перекусили. Прага – это место где все можно. Люди сидят на газонах, ступеньках, памятниках и в фонтанах. По-моему, за все время нас ни откуда не прогнали и ничего не запретили.

Ламперт опоздала на час. И пришла с сумкой, в которой, как она сказала, лежат сценические костюмы. И ей их нужно занести в одно место (не далеко) и там оставить. А потом мы свободны. Сумка оказалась на удивление тяжелой, будто костюмы эти были кирпичные, и идти пришлось не близко по полуденным жарким, забитым туристами улицам. Надо сказать, что даже Ламперт, для которой Прага уже совсем родная, все равно умудряется путаться в этих переулках. Особенно иногда, когда отклоняется от привычных маршрутов, начинает вести себя как электрон, выбирающий через какую щель ему пролететь: через первую, через вторую, или через обе одновременно.

Наконец добрались до своего отеля. До этого проходили восемь часов. Наконец отмылись, полежали в прохладе, а потом Ламперт повела нас в аутентичное кафе, а точнее – в пивную. Шли и заходили то в одну, то в другую, подыскивая более-менее подходящую. В одной нас встретил бультерьер. В меню, повешенном при входе, был пункт «snake» и в самом деле рядом была нарисована змея. Хозяин разговаривал по телефону и на нас внимания не обращал. Наконец нашли какое-то футбольное заведение, где нас напоили пивом и накормили жареной картошкой и печеным сыром. В какой-то момент Ламперт так увлеклась обсуждением меню с хозяином, что и с нами продолжила говорить по-чешски. И так, не замечая, что-то втолковывал нам не одну минуту. Мы уже только улыбались и слушали эти незнакомые звуки. Надо сказать, что чешский интонационно похож на пензенский – так же тянут гласные, только еще сильнее. Если уж звук долгий, так уж действительно долгий.

Под конец дня забрались на холм к Жижкову и погуляли по местной «тропе здоровья», а Ламперт так полежала на травке. Заземлилась.
Рядом с ней – пакет с гостинцами. Варенье в двух баночках, чай каркадэ, чай с медом, вафельные тортики и пакетик с карамельками. Книжка Горана Петровича. Привет с родины.
Tags: praha
Subscribe

  • пройденное

    Юрген нес её очень осторожно, но всё-таки уронил. Она не разбилась вдребезги, не смялась и не покатилась под горку. Но с каким-то неприятным хрустом,…

  • aphorismos

    Имма искал удовольствий. Довольно быстро оказалось, что удовольствия растут в тени зла. Пнуть припаркованную на тротуаре машину – почему он…

  • . . .

    Олаф смотрел в окно как на икону. Там, за пластиковым окладом, между оранжевыми занавесками, кружился снег. Олаф всеми силами пытался не вспомнить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments